Старики-разбойники

Публикация 0 ком .

Московский Комсомолец № 26184 от 13 марта 2013 года

Кому не угодили руководители Луховицкого района Подмосковья

Минувшим летом подмосковное управление СКР отрапортовало о новой победе на антикоррупционных фронтах: в руки правосудию угодили «хозяева» Луховицкого района Московской области — глава администрации Николай Исаенков и его заместитель Николай Кусков. За взятку в 3 миллиона рублей чиновники якобы подрядились оформить в аренду местному предпринимателю земельный участок в черте Луховиц.

Уже полгода Исаенков и Кусков находятся за решеткой. На прошлой неделе суд продлил их арест еще на несколько месяцев. Правда, чем дольше эти люди сидят, тем выше их шансы еще при жизни оказаться причисленными к сонму великомучеников: в прямом и переносном смысле.

Подобно Юрию Деточкину, луховицкие руководители… не брали денег себе: миллионы предназначались на восстановление местной церкви. Более того, банковские пачки даже не прикасались к их рукам. Не случайно на защиту Исаенкова и Кускова встала вся подмосковная епархия, а их судьба находится сейчас в поле зрения самого патриарха Кирилла.

«Разоблачение взяточников», выражаясь языком Нового Завета, на поверку обернулось сплошным фарисейством.

Про задержание луховицкого главы и его заместителя журналисты сообщали охотно. Эта история вполне органично вписывалась в контекст обещанной антикоррупционной кампании.

На сайте подмосковного управления Следственного комитета (СКР) фабула дела изложена популярно:

«В июле 2012 года к руководителю администрации и его заместителю обратился местный предприниматель по вопросу выделения в аренду, без аукциона, земельного участка площадью 4 тыс. кв. метров в черте города Луховицы для строительства сборочного цеха. За решение данного вопроса сотрудники администрации потребовали взятку в размере 3 млн рублей, которую необходимо было передать через указанного ими посредника».

Существенная подробность: взятка была закамуфлирована под богоугодное дело. Внешне коррупционеры обставили все так, будто 3 млн предназначались «на цели благотворительности, для строительства православного храма».

6 августа прошлого года сотрудники МВД и областного СКР задержали с поличным посредницу в момент получения искомой суммы. По версии следствия, чиновники использовали ее втемную: о том, что она участвует в преступлении, женщина не подозревала.

Впрочем, в этом неведении она продолжает оставаться до сих пор, даже после ареста главы и его заместителя: двух Николаев — Исаенкова и Кускова.

По сей день «посредница», 67-летняя Екатерина Шабалкина, убеждена в невиновности чиновников. И не одна она. Об отсутствии взятки уверенно говорят все, кто так или иначе причастен к этим событиям. В первую очередь — представители Церкви. Священники не только шлют петиции в защиту арестантов, но и регулярно служат молебны в их здравие.

Это кажется верхом цинизма: может быть, даже большим, чем взятка под видом помощи храму. Кто сильнее Церкви заинтересован здесь в справедливом возмездии? А значит, не за здравие святотатцев должно молиться, а за спасение их грешных душ.

Но то-то и оно, что в вину руководителей района потерпевшая сторона (луховицкое благочинье) не верит.

При всей внешней стройности версии обвинения она не выдерживает никакой критики. Стоит погрузиться в луховицкое дело поглубже, и стройность эта рассыпается, точно карточный домик.

К борьбе с коррупцией оно имеет такое же отдаленное отношение, как и законность — к работе областного СКР…

■ ■ ■

Луховицкий район находится на самой границе Подмосковья, по соседству с Рязанской областью. От Москвы до райцентра — 130 километров.

Бюджет здесь дотационный, крупных предприятий не осталось, народ живет небогато (по столичным меркам — так просто бедно). На сайте администрации в числе главных достоинств называется чистая экология.

Главой администрации Николай Исаенков стал в 2009 году. Это было уже третье его хождение во власть: в конце 1980-х Исаенков был первым секретарем райкома, потом — председательствовал в районном совете депутатов.

После крушения СССР он вернулся к своей основной профессии. 17 лет, вплоть до третьего прихода, Исаенков возглавлял ГУП «Пойма» (бывший совхоз «Красная Пойма»), крупнейшее в районе сельхозпредприятие. Благодаря директору оно, единственное на всю округу, сумело в 90-е не только выжить, но и выйти на новый уровень. Сегодня в «Пойме» работает полтысячи человек, оно — в десятке лучших совхозов Подмосковья. За трудовые успехи, как написали бы раньше, Исаенков стал заслуженным работником сельского хозяйства РФ, кавалером ордена Почета.

Не удивительно, что, когда в Луховицах наступил кризис власти, депутаты выдвинули именно его в главы администрации: район ностальгировал по крепкому и рачительному хозяину.

Не берусь оценивать 3-летнюю работу Николая Исаенкова. Для этого следует самому пожить в Луховицах как минимум неделю.

Но что точно не подлежит сомнению — в районе всерьез занялись восстановлением церквей. При активном участии и помощи Исаенкова были построены 2 новых храма, еще 3 — находятся в процессе реставрации.

— Николай Иванович верующий человек, — убежденно говорил мне настоятель храма Казанской иконы Божией Матери протоиерей Валерий (Гарнов). — Это невозможно имитировать. Всегда было видно, что он искренне помогает Церкви и делает это от души.

Храмы Луховицкого округа, еще вчера разбитые и заколоченные, постепенно начали превращаться в стройплощадки. Деньги собирали всем миром. Глава сам регулярно выезжал на объекты, проводил совещания, увещевал подрядчиков, уговаривал спонсоров. Вместе с Исаенковым этой работой занимался его зам Николай Кусков — тоже из «красных спецов»: всю жизнь на стройке, прошел от рабочего до начальника, заслуженный строитель РФ. Вместе пришли в администрацию, вместе потом и будут арестованы...

Настала пора познакомиться и с третьей участницей организованной преступной группы: именно так следователи СКР квалифицировали действия Исаенкова и Кускова. Часть 6 статьи 290 — одно из самых тяжких обвинений в Уголовном кодексе: получение взятки должностными лицами в особо крупном размере... От 8 до 15 лет.

Согласно фабуле обвинения, посредницей при передаче взятки выступала 67-летняя Екатерина Шабалкина. (Этакие старики-разбойники: Исаенкову — 61, Кускову — 59...)

«Посредница» Шабалкина, которую все в Луховицах и Коломне знают как матушку Петру, своего рода местная достопримечательность. Последние 20 лет она одержима восстановлением храмов, не гнушаясь лично собирать подаяния.

Рассказывают, что когда-то Петра работала больничной медсестрой, но после смерти родных отреклась от мирской жизни и приняла монашество.

Многие воспринимают ее отчасти юродивой, не от мира сего; однако ж стараниями этой женщины действительно построены многие церкви. Храм Иоанна Богослова в селе Матыри, Троицкий и Сергиевский храмы в Луховицах. В этом смысле у Исаенкова с Кусковым и матушкой Петрой нашлось много общего...

Последним их совместным «проектом» стало восстановление храма Казанской иконы Божией матери в селе Дединово. Некогда красивейшая церковь XIX века (1845 г.) в стиле позднего классицизма, памятник истории и культуры регионального значения — была закрыта еще в 1937-м. За семь десятилетий памятник полностью пришел в упадок.

С приходом Исаенкова в Дединово стала возвращаться жизнь. Общими усилиями на храм удалось собрать порядка 15 млн рублей. (Скидывались и газовики, и энергетики, и городская канализация, и сами жители.)

— Этих денег хватило, чтоб восстановить колокольню, алтари, провести газ, электричество, отопление, вставить новые окна, забетонировать полы, — протоиерей Валерий (Гарнов) загибает пальцы. — Конечно, это не все. Чтоб полностью завершить, нужно миллионов 20. Но, по крайней мере, приход открылся, ведутся службы.

Самое знаменательное событие — поднятие купола над возрожденным храмом — состоялось 8 августа прошлого года. Главным гостем на торжественной службе должен был стать вдохновитель строительства Николай Исаенков.

— Накануне он звонил мне, — вспоминает благочинный церквей Луховицкого округа иерей Владимир (Келин). — Голос счастливый: «Батюшка, у нас праздник. Приезжайте освещать храм в Дединово».

Но назначенные торжества прошли уже без Исаенкова. Днем раньше против него возбудили уголовное дело…

■ ■ ■

Как мэр маленького дотационного района подвигает местный бизнес к «социальной ответственности»?

Так же, как и тысячи его коллег-чиновников по всей стране — от главы поселения до первых лиц государства.

Можно подумать, Вексельберг финансировал Сколково только из любви к науке, а Абрамович и Миллер строят детские стадионы по доброте душевной? (Список можно продолжать бесконечно: олигарха, не обремененного социальными поручениями, не сыскать.)

Да, возможно, практика эта порочна. Добровольно-принудительные взносы бизнеса мало чем отличаются от послевоенных заемов: отказаться — себе дороже.

Но таковы общепринятые правила игры. И если власть открыто их приняла и насаждает сверху донизу, не должно быть двойных стандартов.

Храм Христа Спасителя, значит, можно было строить на «частные пожертвования» (столичные власти прямо рассылали предпринимателям платежки: сколько кому полагается внести)? А храм в селе Дединово — нельзя?..

В чем обвиняют Исаенкова с Кусковым? Якобы они вымогали взятку с местного предпринимателя Сергея Усенко, обратившегося в администрацию за арендой земельного участка. Деньги — 3 миллиона — передавались через матушку Петру.

Следуя этой логике, полученные миллионы Петра должна была отдать потом чиновникам (или хотя бы «откатить» частично). Однако сама она отрицает это категорически.

«Какая взятка и кто ее кому хотел передать, я не понимаю, — заявила монахиня на допросе (цитирую по протоколу). — До настоящего времени я считаю, что данные деньги являются пожертвованием церкви. Какой-либо договоренности о передаче какой-либо суммы денег или оказания каких-либо услуг Исаенкову или Кускову у меня с ними не было».

(«Могли ли Исаенков с Кусковым потом отобрать у матушки деньги?» — спросил я у благочинного церквей Луховицкого округа. Тот в ответ рассмеялся: «Чтобы Петра отдала кому-то деньги? Исключено!»)

Пожалуй, это была самая оригинальная взятка, которая только может существовать в природе: о том, что чиновники к ней готовятся, знало множество людей вокруг.

Ни Исаенков, ни Кусков не скрывают: да, когда Усенко с партнерами обратились за оформлением участка в аренду, им в ответ было предложено оказать району посильную мощь. Не то чтоб как обязательное условие, но... вы же понимаете...

(Кстати, на очной ставке Григорьев, партнер Усенко, показал, что глава ничего с него не вымогал.)

Первоначально коммерсантов просили перевести деньги на счет одного из соцучреждений по выбору (школа, детский сад). Те поставили принципиальное условие: передавать будем только наличными, иначе «попадаем» на налоги...

Уже потом станет ясно: такая настойчивость объяснялась отнюдь не прижимистостью. К тому моменту все их действия проходили под контролем полицейских. Оперативникам требовались улики: иначе — дела не сошьешь...

Каждая встреча или телефонный разговор с чиновниками тайно записывались. Эти сводки сейчас рассекречены и приобщены к материалам дела. Ни единого слова про взятку там нет. Напротив, из бесед четко следует, что речь идет именно о благотворительности, а не о чем-то другом.

«Сходи к этой… Марине Львовне, — командует кому-то по телефону Кусков, — чтобы она подготовила письма там побыстрее… Значит, Усенко Сергей Алексеевич, на 4 миллиона. И там написать: на ремонт образовательных учреждений».

«Простите, — задает наводящий вопрос «взяткодатель» (сыщики явно инструктировали его перед встречей), — что-то непонятно. Куда?»

«У нас будет ремонт образовательных учреждений. А куда?» — удивляется в ответ заслуженный строитель Кусков.

«То есть типа благотворительного взноса?»

«Да. А вы думали, за выкуп участка, что ли?»

Примерно то же повторяет в телефонном разговоре и глава. (К тому моменту стороны договорились, что деньги пойдут на храм.)

«Мы еще никого не обманывали. Я бывший первый секретарь. Я не ворую. Матушке отдашь, и все».

Накануне передачи денег Исаенков проводил в Дединове совещание по реконструкции Казанской церкви.

— Он всем объявил, — вспоминает настоятель храма протоиерей Валерий. — Скоро поступят дополнительные средства на стройку. Добрые люди дают еще 3 миллиона.

Про грядущие миллионы знали и глава Дединовского поселения, и начальник управления капстроительства района, и заведующий луховицким отделением Сбербанка (Исаенков предупредил его, что монахиня Петра придет открывать счет.) В общей сложности — 12 (!) человек. Вот уж действительно организованная преступная группа...

Принципиально важно, что ни Исаенков, ни Кусков не собирались прикасаться к деньгам. С самого начала было определено: помощь (взятку?) надлежит отдавать напрямую матушке Петре.

6 августа, примерно в 15 часов, неподалеку от администрации Луховиц, представитель Усенко вручил монахине 6 пачек по 500 тысяч рублей каждая. Ни Кускова, ни Исаенкова в тот момент не было рядом и близко. Единственное — передача происходила в служебной машине Кускова (в его отсутствие). А с другой стороны, где еще?

Ни своей машины, ни тем более кабинета у монахини нет. (Нет даже сотового телефона!) В здании администрации чиновники делать этого не хотели.

Впрочем, помогло им это несильно. Монахиня Шабалкина была схвачена, едва вышла с деньгами из машины. (Она долго не могла уяснить, в чем ее обвиняют: 20 лет так живет...) Вслед за ней следственная группа задержала и Исаенкова с Кусковым. Им двоим будет предъявлено обвинение в получении взятки.

■ ■ ■

«С первого дня обвинение строилось на неприкрытой лжи... — написал мне из СИЗО Николай Исаенков. — Ни группы лиц, ни получение взятки — ничего этого не доказано. Кто, где сказал, что были преступные намерения, если и Виноградов А.А. («взяткодатель». — Авт.), матушка Петра и еще одиннадцать свидетелей подтверждают, что знали о передаче денег и что эти деньги должны пойти на восстановление храма».

Все это следствие не смущает. «Вина Исаенкова Н.И. в совершении инкриминируемого ему деяния подтверждается собранными по делу доказательствами», — сообщил в ответ на мой запрос и.о. начальника областного управления СКР полковник Золотарев. Правда, перечислять эти доказательства он предусмотрительно не стал. (Им просто неоткуда взяться.)

Не увидела ничего странного в «луховицком деле» и областная прокуратура. На мои запросы оттуда тоже пришла пространная отписка: «Законность возбуждения уголовного дела проверена, оснований для отмены не установлено».

Это при том, что ни одного доказательства против обвиняемых в деле нет. Как нет в нем и главного — самой взятки.

Взятка без умысла существовать не может. Это аксиома, известная любому студенту юрфака. Иными словами, человек обязательно должен осознавать, что берет именно взятку.

Исаенков же по-прежнему настаивает: деньги предназначались на храм, и это подтверждают еще 12 человек — странно, кстати, что всех их тоже не признали участниками преступной группы. Для показательной борьбы с коррупцией вышло бы очень эффектно...

Уголовное дело против «хозяев» Луховиц тянется уже 7 месяцев. Полгода немолодые, заслуженные люди сидят за решеткой, хотя никто из них не собирался ни прятаться, ни бежать: они твердо уверены в своей невиновности.

Уверены в этом и представители Церкви: в защиту арестантов уже выступили и прихожане, и луховицкое благочинье. Ходатайство о прекращении дела направил в СКР митрополит Ювеналий — православный иерарх Подмосковья. Аналогичные обращения подписало практически все районное руководство: все главы сельских поселений (8 из 8), секретарь местного отделения «Единой России», руководители общественных приемных полпреда и губернатора, представитель уполномоченного по правам человека, председатели советов ветеранов и предпринимателей.

Разбиралась в «луховицком деле» и комиссия президентского Совета по правам человека (СПЧ). Ее вердикт однозначен: 3 млн «действительно предполагались в виде благотворительного взноса на восстановление православного храма», и «дальнейшее содержание под стражей Исаенкова явно нецелесообразно».

Соответствующую бумагу председатель СПЧ, советник президента Михаил Федотов направил в подмосковный Следственный комитет — без толку. Даже понимая, что дело рассыпается на глазах (за 7 месяцев ни одной улики!), следователи не торопятся выпускать чиновников. После репортажей на всю страну — такой конфуз может дорого стоить. Тем более у руководителя СУ Андрея Маркова ситуация сейчас очень сложная: он и без того висит на волоске.

Расчет СКР понятен: надо продержать людей как можно дольше, чтобы потом переквалифицировать обвинение на более мягкую статью (например, превышение служебных полномочий). По заведенной традиции, суд в таких случаях выносит обвинительный приговор, ограничиваясь проведенным в СИЗО сроком.

Деньги у коммерсантов просили? С монахиней сводили? Вот вам и превышение.

И не важно, что по такому же обвинению к суду можно привлечь каждого второго (а то и первого) главу. Те, кто попал в жернова, без потерь уже не выходят: честь мундира — превыше всего. Да и статистику по коррупции тоже надо подтягивать...

Все то время, пока я работал над этим материалом, меня не покидало ощущение какого-то бесконечного абсурда. Все здесь настолько очевидно, что даже доказывать странно: все равно как объяснять, что дважды два — четыре.

Можно, конечно, уповать на божий промысел и успокаивать себя тем, что высший суд непременно расставит все по местам, но, боюсь, руководители Луховицкого района могут этого счастливого исхода не дождаться.

(После возбуждения дела у 61-летнего Николая Исаенкова случился инсульт. В тюрьму его забирали прямо из больницы.)

Впрочем, рассчитывать на суд мирской — еще более наивно. Трижды чиновникам уже продлевался арест: даром что за все полгода с Исаенковым провели только 2 следственных действия (очную ставку и снятие образцов голоса).

Недавно я обратился с письмом к патриарху Кириллу. Именно с его вмешательством я связываю надежду на прекращение этого позорного дела. В конце концов, речь идет не только о законе, но и о престиже РПЦ.

Ответа от патриарха пока нет. Я очень надеюсь, что он последует. В противном случае храм в селе Дединово никогда не будет достроен.

Все работы здесь сейчас остановлены. С арестом руководителей района иссякли и деньги, и энтузиазм.

И то и другое можно еще вернуть.

Вернуть веру — гораздо сложнее...

Р.S. Хоть и без особых надежд, но по традиции: прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом председателю СКР и Генеральному прокурору.

Теги:

Комментарии — 0

Оставить комментарий