Техническая контрреволюция МВД

Публикация 0 ком .

Московский Комсомолец № 26122 от 19 декабря 2012 года

Ценой в 20 000 000 000

Вся страна, затаив дыхание, наблюдает за канонадой в Минобороны: почти ежедневно здесь взрывается новый коррупционный скандал.

На этом фоне незаметно отошли в тень скандалы, сотрясающие другое силовое ведомство — МВД. Хотя где воровали больше — вопрос открытый. Закупки в обоих министерствах были поставлены на системную коррупционную основу.

Лишь за последние два года объем сомнительных контрактов, заключенных тыловым департаментом МВД, превысил 20 млрд рублей. И это далеко не предел!

Но почему-то главные фигуранты армейских скандалов (за исключением Сердюкова) взяты уже под арест. А их коллеги из МВД сплошь отделываются легким испугом: максимум — увольнением.

Да и самый титулованный участник этих скандалов — Сергей Герасимов — по-прежнему сидит в кресле замминистра, координируя всю тыловую и кадровую политику «обновленного» МВД…

Если про чистки Сергея Шойгу рассказывают все каналы, то схожие шаги министра Колокольцева преимущественно остаются за кадром. В лучшем случае — перечисление очередной группы отставленных генералов.

Последний такой «некролог» прозвучал неделю назад: должностей лишились 4 полицейских руководителя. Один из них — начальник центра спецтехники и связи МВД (НПО «СТиС») Александр Квитко. Месяцем раньше по результатам проверки заключенных СТиС госконтрактов он был отстранен от должности за превышение полномочий.

А почти синхронно с этим своего поста лишился и начальник департамента информтехнологий, связи и защиты информации МВД Михаил Тюркин, и вновь — не без участия собственной безопасности.

Стараниями генерал-лейтенанта Тюркина МВД, выражаясь простонародно, «попало» на миллиарды рублей. Всего же в его хозяйстве объемы вскрытых нарушений достигли цифр астрономических. 38 млрд рублей были потрачены непонятно на что, еще 4 млрд улетучились «неэффективно и безрезультатно». Эти данные накануне отставки Тюркина озвучил в Госдуме аудитор Счетной палаты Александр Жданьков, проводивший проверку информатизации МВД.

В неофициальных беседах новое руководство МВД с сожалением констатирует: освоение высоких технологий вылилось исключительно в освоение бюджета.

Создававшиеся годами информационные системы МВД, на которые затрачены десятки миллиардов, были бездумно свернуты. Ничего нового взамен Тюркину создать не удалось: зато миллиарды вновь улетучились из казны.

Тюркин и Квитко — не единственные, кто отвечал за информатизацию в МВД. У них имелся куратор — замминистра Сергей Герасимов.

Все эти провалы в высокой степени касаются и его, по крайней мере ровно такой принцип декларируется сейчас в МВД: залет бойца — голова командира.

Однако начальникам служб с труднопроизносимой аббревиатурой (ДИТСиЗИ, СТиС) отдуваться почему-то пришлось в одиночку. Герасимова масштабные разоблачения никак не задели.

Точно так же сухим из воды Герасимов вышел и после другого коррупционного скандала — с закупками полицейской формы из низкопробного китайского тряпья. И вновь возмездие настигло лишь подчиненных: должностей лишились руководитель его аппарата Александр Мишин, начальник управления организации материально-технического обеспечения тылового департамента МВД Александр Немчиков, его заместитель Станислав Сулейманов.

Эти отставки — реакция на наше недавнее расследование («Новое платье МВД», «МК» от 5.10.2012). В том материале я подробно описал системную коррупцию вокруг госзакупок для милиции и полиции.

Дурная слава за тыловым департаментом МВД тянулась давно, но настоящий разгул пошел именно с появлением Сергея Герасимова и его назначенцев (как замминистра, он отвечает за кадры, тыл и информатизацию). Под предлогом борьбы с коррупцией новые начальники разрушили прежние криминальные схемы и тут же создали свои, куда более масштабные.

Начиная с 2010 года в тыловом департаменте была фактически выстроена централизованная коррупционная система распределения миллиардных подрядов. Все посторонние от аукционов отсекались. Конкурсную документацию готовили сами же потенциальные фавориты: так, чтобы никто другой выиграть не мог…

Особо красочные истории связаны с контрактами на пошив милицейско-полицейской формы, благо МВД требовалось ее в избытке. (Переодевание личного состава, пожалуй, единственный реальный итог нургалиевской реформы.)

Все «форменные» подряды МВД целенаправленно передало аффилированным друг с другом пустышкам, не имеющим за душой ничего, кроме скрепок и дыроколов. (Они были объединены вокруг некоего ЗАО «ТПК «Октябрь», чей владелец Дмитрий Марков пользовался завидной благосклонностью тыловиков.)

Фирмы, гордо именующие себя швейными фабриками, в действительности не располагали ни производственными мощностями, ни технологиями. 100% объема передавалось ими на субподряд. Шили — одни, наживались — другие.

За 3 последних года марковским «прокладкам» перепало заказов на 7,5 млрд рублей. Всем процессом занимался начальник управления организации материально-технического обеспечения департамента тыла МВД Александр Немчиков — глаза и руки Сергея Герасимова.

Ради того чтобы облагодетельствовать нужные структуры, Немчиков даже пошел на крайние меры: было разорвано 114 госконтрактов на поставку формы, заключенных до его прихода в 2010 году с 68 (!) предприятиями. При этом всем поставщикам заплатили уже авансы, большинство успели выполнить заказы и даже отгрузить продукцию на склады МВД. Расторжение контрактов стало для швейников, особенно для небольших фабрик, ударом ниже пояса: многие едва не обанкротились. Кое-где перестали платить зарплаты.

Стоит ли добавлять, что отобранные у производителей заказы тут же перешли фирмам Дмитрия Маркова…

7,5 млрд рублей — цифра немалая. Даже если принять за основу 10% отката (по самому скромному тарифу!), получается 750 миллионов. Почти 2 миллиона евро!

А ведь это отнюдь не единственные подряды, отданные структурам «Октября»: те же фирмы-пустышки «почему-то» поставляли в МВД палатки, криминалистическое оборудование, бронежилеты, меховые изделия, сухие пайки.

Вернее, поставляли продукцию другие: «октябрята» же, как ласково называли их в тыловом департаменте, забирали всю прибыль. Реальным производителям доставались крохи.

Видимо, неспроста за 2 последних года родня майора Немчикова (мать и неработающий брат) резко «обзавелась» многочисленной недвижимостью (5 участков, 5 квартир).

О благосостоянии генерала Герасимова нам, впрочем, ничего пока не известно.

Есть ведомства, где умеют не забывать про себя, но и делать дело: пусть воруют, но хотя бы выполняют государственные задачи. В нургалиевском МВД не были способны даже на это.

Качество новой формы оказалось преотвратительным. Проведенные уже при Колокольцеве экспертизы показали серьезные отклонения от ГОСТа и техусловий. После первой же стирки одежда теряет товарный вид, становится кургузой. Комплекты не соответствуют друг другу по оттенку и фактуре: брюки — в елочку, кители — в полосочку (шили-то их на разных фабриках!). В полицейской среде костерят «обновки» последними словами.

Большинство обмундирования было пошито из китайской полушерстяной материи: именно эту ткань Нургалиев, по предложению Немчикова и Герасимова, в декабре прошлого года официально утвердил в качестве образцa новой формы. По документам ее производителем значится все то же ЗАО «ТПК «Октябрь», не имевшее даже швейной машинки. Очень органично: псевдоформа для псевдореформы… (K слову, «Октябрь» сейчас обанкрочен и находится в стадии ликвидации.)

Тыловики с партнерами уже потирали руки, подсчитывая новые барыши: в 2 ближайших года МВД планировало потратить на форму еще 8,5 млрд рублей. Нет сомнений: эти деньги ждала та же, «октябрьская» участь.

Но тут пришел Владимир Колокольцев…

О «форменных» аферах новый министр узнал быстро. По его указанию началась проверка.

Одновременно своим приказом он запретил использование формы из импортного материала: только отечественные образцы.

С ведома Колокольцева МВД разорвало через суд и последний «форменный» контракт: на 3 млрд 940 млн руб. Его держателем была очередная «прокладка» Дмитрия Маркова: ОАО «ШвейПром» с уставным капиталом 100 тыс. руб. В октябре судебное решение вступило в силу.

В отличие от предшественников сегодняшнее руководство МВД не скрывает своих проблем и готово открыто о них говорить.

Днями я получил ответ на свою статью, подписанный замминистра Игорем Зубовым:

«Информация о личной заинтересованности А.В.Немчикова в заключении государственных контрактов на поставку вещевого имущества для нужд МВД России, умышленного создания условий для победы в конкурсах заранее определенных коммерческих организаций подтвердилась. Приказом от 18 октября 2012 года А.В.Немчиков уволен из органов внутренних дел».

МВД направило материалы на Немчикова в Следственный комитет, «в связи с тем, что в его действиях усматриваются признаки уголовно наказуемого деяния», вот только уголовного дела все еще нет. И вряд ли будет. За спиной отставного майора незримо маячит грозная тень замминистра Герасимова.

Если арестовать Немчикова — велика опасность, что он развяжет язык и расскажет всю правду, в том числе об истинной роли Герасимова в миллиардных аферах.

Близость двух этих людей — аксиома, даже не требующая доказательств. Именно Герасимов после своего назначения весной 2010-го перевел Немчикова в центральный аппарат МВД: со скромной должности зам. начальника отдела ХОЗУ подмосковного ГУВД — сразу помощником замминистра, курирующим тыл (в капитанских погонах — в полковничье кресло!).

Во время «очистительной» переаттестации (из милиции в полицию) Герасимов сделал Немчикова начальником управления, присвоил майорское звание. Ему в подчинение были отданы все закупки, поставки и распределение матресурсов для МВД.

Большинство своих шагов Немчиков сопровождал ссылками на Герасимова. А тот, конечно, ведать ничего не ведал, слепо доверяя своим назначенцам.

Генерал Герасимов — профессиональный разведчик, много лет отработавший «в поле». Поверить в его наивную близорукость — значит обидеть выпускников Краснознаменного института им. Андропова.

О том, что творилось в тыловом департаменте, Герасимов не мог не знать и потому, что собственная безопасность регулярно сигнализировала об этом наверх (экс-начальник ГУСБ МВД Юрий Драгунцов подтвердил мне все изложенные в статье факты).

И потому, что ошалевшие от новых порядков сотрудники подробно писали о «подвигах» Немчикова и Мишина на милицейских форумах, рассылали анонимные жалобы. Одно из таких писем с обвинениями против Немчикова появилось в Сети полтора года назад: практически все приведенные в нем факты находят сегодня подтверждение.

И потому в конце концов, что Герасимов отвечает за кадровую политику МВД, и это его работа — разбираться в людях. Какой ты, к черту, кадровик, если собственного помощника разглядеть не можешь!

Однако когда весной текущего года новый начальник департамента тыла Сергей Сергеев попытался уволить Немчикова — Герасимов сделать это не позволил.

Не в пример ему Сергеев в подчиненном разобрался быстро. Дважды он ставил вопрос о замене Немчикова — и дважды Герасимов отбивал своего протеже. (Очень удобно, когда кадры и тыл под одной крышей.)

Я почти уверен, что останься Нургалиев у руля — Немчиков продолжал бы служить до сих пор, невзирая ни на какие скандалы. И золотая река бюджетных потоков все так же плыла бы вдоль полицейских берегов.

Но не формой единой жив тыловик…

Очень интересные документы передали мне коллеги из управления по борьбе с картелями ФАС. После статьи в «МК» антимонопольщики начали собственную проверку госзакупок МВД. Первые же итоги подтвердили мою правоту.

Только предварительный анализ, проведенный ФАС, выявил признаки сговора между МВД и победителями по 13 аукционам на общую сумму… 9 млрд 572 млн руб. И это лишь за последние 1,5 года и преимущественно по фирмам, упоминавшимся в моей статье. Контракты заключались по завышенной цене, остальные участники безжалостно отсекались.

Несколько сомнительных аукционов тыловики умудрились под шумок провести даже после назначения Колокольцева: нечто вроде дембельского аккорда.

Госконтракт на покупку меховых изделий за 260 млн рублей был, например, подписан с ООО «Барышская швейная фабрика» 20 июля (смена министрa, напомним, произошла в мае), хотя именно эта «прокладка» успела отличиться в афере с китайской формой. (В ответе замминистра И.Зубова «БШФ» прямо называется «недобросовестным поставщиком».)

В тот момент МВД как раз судилось с «дочкой» «Барышской швейной фабрики» — ОАО «ШвейПром», требуя расторгнуть последний «форменный» контракт. Столичный арбитраж удовлетворил иск МВД 30 июля. А десятью днями раньше те же самые «недобросовестные поставщики» получили в ведомстве новые заказы. Чудны дела твои, Господи…

И еще одно любопытное открытие сделали антимонопольщики. Они обнаружили 24 прошлогодних аукциона, итоги которых до сих пор покрыты тайной. Официально торги признаны несостоявшимися. Но с кем в итоге заключены контракты — данных нет. Цена вопроса — 4,7 млрд рублей.

В основном речь идет о закупках бензина и нефтепродуктов (13 аукционов на 3 млрд 236 млн рублей). В том, что контракты были в конце концов подписаны — сомнений нет: автопарк в МВД огромный, заправляться надо ежедневно. Вот только без аукционов. Договоры, очевидно, заключались с единственным поставщиком: подобную технологию Немчиков и компания отточили до совершенства.

Как это делается — хорошо видно на примере с упоминавшейся выше «Барышской швейной фабрикой».

МВД назначает конкурс. Искусственно отклоняет все заявки. Идет в Рособоронзаказ за согласием на госконтракт с единственным поставщиком, выбранным «путем анализа рынка». И готово: подряды — у нужной фирмы, разница — кому-то в карман.

Интересно, найдется кто-то (кроме Нургалиева с Герасимовым), способный поверить в бескорыстную расточительность тыловиков, швыряющихся миллиардами налево-направо?

Если бы МВД провело полноценные аукционы, это гарантированно снизило бы цены на добрых 25–30% в конкурентной борьбе. (Ровно так происходит при торгах за небольшие лоты.) Но вместо того чтобы экономить бюджетные миллиарды, тыловики сознательно отдавали заказы по стартовым расценкам.

Примечательно, что «единоличные» контракты оформлялись преимущественно в 2011 году, когда Рособоронзаказ возглавлял сердюковский соратник Александр Сухоруков, впоследствии — первый зам министра обороны: с ним у тыловиков МВД никогда не возникало проблем.

Рыбак рыбака…

Если про чистки Сергея Шойгу рассказывают все каналы, то схожие шаги министра Колокольцева преимущественно остаются за кадром. В лучшем случае — перечисление очередной группы отставленных генералов.

Последний такой «некролог» прозвучал неделю назад: должностей лишились 4 полицейских руководителя. Один из них — начальник центра спецтехники и связи МВД (НПО «СТиС») Александр Квитко. Месяцем раньше по результатам проверки заключенных СТиС госконтрактов он был отстранен от должности за превышение полномочий.

Начальник центра спецтехники и связи Квитко лишился должности из-за манипуляций с госконтрактами.

А почти синхронно с этим своего поста лишился и начальник департамента информтехнологий, связи и защиты информации МВД Михаил Тюркин, и вновь — не без участия собственной безопасности.

Стараниями генерал-лейтенанта Тюркина МВД, выражаясь простонародно, «попало» на миллиарды рублей. Всего же в его хозяйстве объемы вскрытых нарушений достигли цифр астрономических. 38 млрд рублей были потрачены непонятно на что, еще 4 млрд улетучились «неэффективно и безрезультатно». Эти данные накануне отставки Тюркина озвучил в Госдуме аудитор Счетной палаты Александр Жданьков, проводивший проверку информатизации МВД.

В неофициальных беседах новое руководство МВД с сожалением констатирует: освоение высоких технологий вылилось исключительно в освоение бюджета.

Создававшиеся годами информационные системы МВД, на которые затрачены десятки миллиардов, были бездумно свернуты. Ничего нового взамен Тюркину создать не удалось: зато миллиарды вновь улетучились из казны.

Тюркин и Квитко — не единственные, кто отвечал за информатизацию в МВД. У них имелся куратор — замминистра Сергей Герасимов.

Замминистра МВД Сергей Герасимов на презентации милицейской формы, сделанной из низкопробного китайского тряпья. Этот скандал сойдет ему с рук.
фото: Геннадий Черкасов

Все эти провалы в высокой степени касаются и его, по крайней мере ровно такой принцип декларируется сейчас в МВД: залет бойца — голова командира.

Однако начальникам служб с труднопроизносимой аббревиатурой (ДИТСиЗИ, СТиС) отдуваться почему-то пришлось в одиночку. Герасимова масштабные разоблачения никак не задели.

Точно так же сухим из воды Герасимов вышел и после другого коррупционного скандала — с закупками полицейской формы из низкопробного китайского тряпья. И вновь возмездие настигло лишь подчиненных: должностей лишились руководитель его аппарата Александр Мишин, начальник управления организации материально-технического обеспечения тылового департамента МВД Александр Немчиков, его заместитель Станислав Сулейманов.

Начальник управления организации материально-технического обеспечения тылового департамента МВД Александр Немчиков по итогам «форменного» скандала отправлен в отставку.

Эти отставки — реакция на наше недавнее расследование («Новое платье МВД», «МК» от 5.10.2012). В том материале я подробно описал системную коррупцию вокруг госзакупок для милиции и полиции.

Дурная слава за тыловым департаментом МВД тянулась давно, но настоящий разгул пошел именно с появлением Сергея Герасимова и его назначенцев (как замминистра, он отвечает за кадры, тыл и информатизацию). Под предлогом борьбы с коррупцией новые начальники разрушили прежние криминальные схемы и тут же создали свои, куда более масштабные.

Начиная с 2010 года в тыловом департаменте была фактически выстроена централизованная коррупционная система распределения миллиардных подрядов. Все посторонние от аукционов отсекались. Конкурсную документацию готовили сами же потенциальные фавориты: так, чтобы никто другой выиграть не мог…

Особо красочные истории связаны с контрактами на пошив милицейско-полицейской формы, благо МВД требовалось ее в избытке. (Переодевание личного состава, пожалуй, единственный реальный итог нургалиевской реформы.)

Все «форменные» подряды МВД целенаправленно передало аффилированным друг с другом пустышкам, не имеющим за душой ничего, кроме скрепок и дыроколов. (Они были объединены вокруг некоего ЗАО «ТПК «Октябрь», чей владелец Дмитрий Марков пользовался завидной благосклонностью тыловиков.)

Фирмы, гордо именующие себя швейными фабриками, в действительности не располагали ни производственными мощностями, ни технологиями. 100% объема передавалось ими на субподряд. Шили — одни, наживались — другие.

За 3 последних года марковским «прокладкам» перепало заказов на 7,5 млрд рублей. Всем процессом занимался начальник управления организации материально-технического обеспечения департамента тыла МВД Александр Немчиков — глаза и руки Сергея Герасимова.

Ради того чтобы облагодетельствовать нужные структуры, Немчиков даже пошел на крайние меры: было разорвано 114 госконтрактов на поставку формы, заключенных до его прихода в 2010 году с 68 (!) предприятиями. При этом всем поставщикам заплатили уже авансы, большинство успели выполнить заказы и даже отгрузить продукцию на склады МВД. Расторжение контрактов стало для швейников, особенно для небольших фабрик, ударом ниже пояса: многие едва не обанкротились. Кое-где перестали платить зарплаты.

Стоит ли добавлять, что отобранные у производителей заказы тут же перешли фирмам Дмитрия Маркова…

7,5 млрд рублей — цифра немалая. Даже если принять за основу 10% отката (по самому скромному тарифу!), получается 750 миллионов. Почти 2 миллиона евро!

А ведь это отнюдь не единственные подряды, отданные структурам «Октября»: те же фирмы-пустышки «почему-то» поставляли в МВД палатки, криминалистическое оборудование, бронежилеты, меховые изделия, сухие пайки.

Вернее, поставляли продукцию другие: «октябрята» же, как ласково называли их в тыловом департаменте, забирали всю прибыль. Реальным производителям доставались крохи.

Видимо, неспроста за 2 последних года родня майора Немчикова (мать и неработающий брат) резко «обзавелась» многочисленной недвижимостью (5 участков, 5 квартир).

О благосостоянии генерала Герасимова нам, впрочем, ничего пока не известно…

Есть ведомства, где умеют не забывать про себя, но и делать дело: пусть воруют, но хотя бы выполняют государственные задачи. В нургалиевском МВД не были способны даже на это.

Качество новой формы оказалось преотвратительным. Проведенные уже при Колокольцеве экспертизы показали серьезные отклонения от ГОСТа и техусловий. После первой же стирки одежда теряет товарный вид, становится кургузой. Комплекты не соответствуют друг другу по оттенку и фактуре: брюки — в елочку, кители — в полосочку (шили-то их на разных фабриках!). В полицейской среде костерят «обновки» последними словами.

Большинство обмундирования было пошито из китайской полушерстяной материи: именно эту ткань Нургалиев, по предложению Немчикова и Герасимова, в декабре прошлого года официально утвердил в качестве образцa новой формы. По документам ее производителем значится все то же ЗАО «ТПК «Октябрь», не имевшее даже швейной машинки. Очень органично: псевдоформа для псевдореформы… (K слову, «Октябрь» сейчас обанкрочен и находится в стадии ликвидации.)

Тыловики с партнерами уже потирали руки, подсчитывая новые барыши: в 2 ближайших года МВД планировало потратить на форму еще 8,5 млрд рублей. Нет сомнений: эти деньги ждала та же, «октябрьская» участь.

Но тут пришел Владимир Колокольцев…

О «форменных» аферах новый министр узнал быстро. По его указанию началась проверка.

Одновременно своим приказом он запретил использование формы из импортного материала: только отечественные образцы.

С ведома Колокольцева МВД разорвало через суд и последний «форменный» контракт: на 3 млрд 940 млн руб. Его держателем была очередная «прокладка» Дмитрия Маркова: ОАО «ШвейПром» с уставным капиталом 100 тыс. руб. В октябре судебное решение вступило в силу.

В отличие от предшественников сегодняшнее руководство МВД не скрывает своих проблем и готово открыто о них говорить.

Днями я получил ответ на свою статью, подписанный замминистра Игорем Зубовым:

«Информация о личной заинтересованности А.В.Немчикова в заключении государственных контрактов на поставку вещевого имущества для нужд МВД России, умышленного создания условий для победы в конкурсах заранее определенных коммерческих организаций подтвердилась. Приказом от 18 октября 2012 года А.В.Немчиков уволен из органов внутренних дел».

МВД направило материалы на Немчикова в Следственный комитет, «в связи с тем, что в его действиях усматриваются признаки уголовно наказуемого деяния», вот только уголовного дела все еще нет. И вряд ли будет. За спиной отставного майора незримо маячит грозная тень замминистра Герасимова.

Если арестовать Немчикова — велика опасность, что он развяжет язык и расскажет всю правду, в том числе об истинной роли Герасимова в миллиардных аферах.

Близость двух этих людей — аксиома, даже не требующая доказательств. Именно Герасимов после своего назначения весной 2010-го перевел Немчикова в центральный аппарат МВД: со скромной должности зам. начальника отдела ХОЗУ подмосковного ГУВД — сразу помощником замминистра, курирующим тыл (в капитанских погонах — в полковничье кресло!).

Во время «очистительной» переаттестации (из милиции в полицию) Герасимов сделал Немчикова начальником управления, присвоил майорское звание. Ему в подчинение были отданы все закупки, поставки и распределение матресурсов для МВД.

Большинство своих шагов Немчиков сопровождал ссылками на Герасимова. А тот, конечно, ведать ничего не ведал, слепо доверяя своим назначенцам.

Генерал Герасимов — профессиональный разведчик, много лет отработавший «в поле». Поверить в его наивную близорукость — значит обидеть выпускников Краснознаменного института им. Андропова.

О том, что творилось в тыловом департаменте, Герасимов не мог не знать и потому, что собственная безопасность регулярно сигнализировала об этом наверх (экс-начальник ГУСБ МВД Юрий Драгунцов подтвердил мне все изложенные в статье факты).

И потому, что ошалевшие от новых порядков сотрудники подробно писали о «подвигах» Немчикова и Мишина на милицейских форумах, рассылали анонимные жалобы. Одно из таких писем с обвинениями против Немчикова появилось в Сети полтора года назад: практически все приведенные в нем факты находят сегодня подтверждение.

И потому в конце концов, что Герасимов отвечает за кадровую политику МВД, и это его работа — разбираться в людях. Какой ты, к черту, кадровик, если собственного помощника разглядеть не можешь!

Однако когда весной текущего года новый начальник департамента тыла Сергей Сергеев попытался уволить Немчикова — Герасимов сделать это не позволил.

Не в пример ему Сергеев в подчиненном разобрался быстро. Дважды он ставил вопрос о замене Немчикова — и дважды Герасимов отбивал своего протеже. (Очень удобно, когда кадры и тыл под одной крышей.)

Я почти уверен, что останься Нургалиев у руля — Немчиков продолжал бы служить до сих пор, невзирая ни на какие скандалы. И золотая река бюджетных потоков все так же плыла бы вдоль полицейских берегов.

Но не формой единой жив тыловик…

Очень интересные документы передали мне коллеги из управления по борьбе с картелями ФАС. После статьи в «МК» антимонопольщики начали собственную проверку госзакупок МВД. Первые же итоги подтвердили мою правоту.

Только предварительный анализ, проведенный ФАС, выявил признаки сговора между МВД и победителями по 13 аукционам на общую сумму… 9 млрд 572 млн руб. И это лишь за последние 1,5 года и преимущественно по фирмам, упоминавшимся в моей статье. Контракты заключались по завышенной цене, остальные участники безжалостно отсекались.

Несколько сомнительных аукционов тыловики умудрились под шумок провести даже после назначения Колокольцева: нечто вроде дембельского аккорда.

Госконтракт на покупку меховых изделий за 260 млн рублей был, например, подписан с ООО «Барышская швейная фабрика» 20 июля (смена министрa, напомним, произошла в мае), хотя именно эта «прокладка» успела отличиться в афере с китайской формой. (В ответе замминистра И.Зубова «БШФ» прямо называется «недобросовестным поставщиком».)

В тот момент МВД как раз судилось с «дочкой» «Барышской швейной фабрики» — ОАО «ШвейПром», требуя расторгнуть последний «форменный» контракт. Столичный арбитраж удовлетворил иск МВД 30 июля. А десятью днями раньше те же самые «недобросовестные поставщики» получили в ведомстве новые заказы. Чудны дела твои, Господи…

И еще одно любопытное открытие сделали антимонопольщики. Они обнаружили 24 прошлогодних аукциона, итоги которых до сих пор покрыты тайной. Официально торги признаны несостоявшимися. Но с кем в итоге заключены контракты — данных нет. Цена вопроса — 4,7 млрд рублей.

В основном речь идет о закупках бензина и нефтепродуктов (13 аукционов на 3 млрд 236 млн рублей). В том, что контракты были в конце концов подписаны — сомнений нет: автопарк в МВД огромный, заправляться надо ежедневно. Вот только без аукционов. Договоры, очевидно, заключались с единственным поставщиком: подобную технологию Немчиков и компания отточили до совершенства.

Как это делается — хорошо видно на примере с упоминавшейся выше «Барышской швейной фабрикой».

МВД назначает конкурс. Искусственно отклоняет все заявки. Идет в Рособоронзаказ за согласием на госконтракт с единственным поставщиком, выбранным «путем анализа рынка». И готово: подряды — у нужной фирмы, разница — кому-то в карман.

Интересно, найдется кто-то (кроме Нургалиева с Герасимовым), способный поверить в бескорыстную расточительность тыловиков, швыряющихся миллиардами налево-направо?

Если бы МВД провело полноценные аукционы, это гарантированно снизило бы цены на добрых 25–30% в конкурентной борьбе. (Ровно так происходит при торгах за небольшие лоты.) Но вместо того чтобы экономить бюджетные миллиарды, тыловики сознательно отдавали заказы по стартовым расценкам.

Примечательно, что «единоличные» контракты оформлялись преимущественно в 2011 году, когда Рособоронзаказ возглавлял сердюковский соратник Александр Сухоруков, впоследствии — первый зам министра обороны: с ним у тыловиков МВД никогда не возникало проблем.

Рыбак рыбака…

Но вернемся к «информационным войнам» и их генералам...

Когда весной прошлого года Михаила Тюркина назначали начальником департамента информтехнологий и связи МВД, это сопровождалось шумной PR-кампанией. Пресс-центр МВД называл его крупным специалистом в сфере информатизации, который «будет решать задачи широкого внедрения самых современных технологий управления».

В своих интервью генерал обещал провести «техническую революцию» в МВД, вооружить полицию высокими технологиями: чтобы каждый постовой без труда мог воспользоваться гигантской базой данных на все случаи жизни. Увы, это так и осталось красивыми обещаниями…

Как и тыловое управление Немчикова, департамент информтехнологий был создан в начале 2011 года — в самый разгар реформы МВД; хотя, казалось бы, задача реформы совсем в обратном — не раздувать, а сокращать.

Впрочем, эти противоречия становятся понятны, если узнать, что организовывали департамент специально под Тюркина — такова была воля тогдашнего министра Нургалиева.

С Тюркиным Нургалиев сошелся, а точнее, съехался на… льду. Будучи зам. директора ФМС, Тюркин возглавлял хоккейный клуб МВД, влившийся впоследствии в «Динамо». По нескольку раз в неделю он гонял шайбу с министром — для йога Нургалиева хоккей являлся почти религией.

Доверительные отношения связывали Тюркина и с его новым куратором — Сергеем Герасимовым. Прежде, когда Герасимов работал в президентской администрации, они с Тюркиным занимались созданием паспортов нового поколения.

При такой поддержке — любые горы по плечу!

Свои реформы Тюркин начал ровно по тому же сценарию, что и Немчиков: все, что делалось до него, — хрень, предшественники — сплошь тупицы и жулики.

На то имелась и причина политическая: до 2010 года созданием информсистем в МВД занимался главный враг Нургалиева — его заместитель Михаил Суходольский. Любой удар по нему бальзамом проливался на сердце министра.

К моменту назначения Тюркина уже 5 лет в МВД разрабатывались программы информатизации. Главная из них — информационно-телекоммуникационная система (ЕИТКС ОВД), которая должна связать единой сетью все полицейские подразделения — от министерства до сельского отделения. Миллиарды рублей натурально были закопаны в землю: до большинства райотделов проложили линии оптико-волоконной связи. Всего в 2005–2011 годах на ЕИТКС потрачено 38,7 млрд рублей.

Эта система частично функционирует уже сейчас и здорово облегчает работу полицейских. Однако до конца она не построена: примерно 30% подразделений не подключены к ЕИТКС. Если в региональных центрах с телекоммуникациями все более-менее обстоит благополучно, то на земле, особенно в сельской местности, работают по старинке.

Ни о каком доступе к базам ДНК-анализа или программе «Почерк» речь там не идет. И в ближайшее время, боюсь, ничего не поменяется.

Полный запуск ЕИТКС планировался в этом году, но генерал Тюркин прежние планы нарушил. Вместо того чтобы завершить работу предшественников, он поступил кардинально: перечеркнул все старое и начал с чистого листа. В июле 2011 года по инициативе Тюркина почти реализованная программа ЕИТКС была официально закрыта приказом Нургалиева.

Взамен было объявлено о создании новой программы: единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности МВД (ИСОД). Именно она, по замыслу Тюркина, и должна была совершить искомую техническую революцию.

Прошло полтора года. Никакой революцией в МВД не пахнет. Как всегда, лучшее оказалось врагом хорошего.

Старое сломали, нового не построили. Напротив, реформы Тюркина отбросили ведомство в далекое прошлое. По степени информационной оснащенности МВД отстает от жизни на много лет (минимум на пять).

Тюркин не сумел создать ни IT-стратегии, ни концепции дальнейшего развития информтехнологий. Запущенные до него программы так и остались жить в отрыве друг от друга. Десятки ведомственных информресурсов (дежурные службы, финансы, правовики, следствие, кадры) работают автономно: они не объединены в единую систему и уж тем более не подключены к ЕИТКС. 5,8 тысячи интеграционных программно-технических комплексов не увязаны в единую инфраструктуру: каждый варится в собственном соку.

Единственное, в чем преуспел генерал Тюркин, так это в ударном освоении бюджета. Деньги тратились с истинно генеральским размахом. Четкие цели определены не были. Результаты прежних работ в расчет не принимались. Заказы размещали как бог на душу положит.

Вот, скажем, система электронного документооборота (ЭДиД ОВД). МВД она действительно нужна, особенно административным службам: на дворе ХХI век, а счет бумагам здесь идет на миллионы.

Самое главное, это понимали и предшественники технического революционера: соотве

Теги:

Комментарии — 0

Оставить комментарий