Проекты Александра Хинштейна

Александр Хинштейн: «Есть силы, которые не хотели бы наведения порядка в Самарской Луке» Интервью ИА «ВолгаНьюс» ч.2

Государственная Дума
А.Хинштейн

Во вторую часть интервью с депутатом Госдумы Александром Хинштейном мы вынесли вопросы по национальному парку «Самарская Лука», сотрудники которого стали фигурантами уголовных дел. Что самое ужасное — свидетели утверждают: вместо охраны животных здесь занимались массовым их отстрелом.

— Когда у нацпарка появится новый директор? И почему так туго идет следствие по уголовным делам сотрудников парка и его бывшего руководителя?

— Комиссии Минприроды России в феврале предстоит определиться с кандидатурой нового директора. От дальнейшей конкретизации пока воздержусь.

Я твердо убежден: туда должен прийти человек со стороны. То, во что превратилась «Самарская Лука» и в каком состоянии ее сдает предыдущий руководитель, ни в какие ворота не лезет. Я многократно уже эти примеры приводил: и поставленная на поток браконьерская охота с организацией вышек, кормушек для прикармливания животных, и нефтеврезки, и незаконное строительство…

Отдельная тема — финансовые злоупотребления. По моему обращению возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество», в ходе предварительного следствия собрано достаточно доказательств противоправных действий непосредственно самого бывшего директора [Александра] Губернаторова, других должностных лиц. Не хочу предвосхищать события, но уверен, что все это придет к своему логическому знаменателю и гражданин Губернаторов получит то, что ему причитается.

— А по делу о браконьерстве?

— Дело о браконьерстве Следственный комитет дважды прекращал, дважды после моего вмешательства прокуратура отменяла эти постановления и возобновляла расследование. Все основания для того, чтобы довести это дело до конца и направить в суд, есть.

Расследование уголовного дела о незаконной охоте в национальном парке «Самарская Лука» никак не может выйти на финишную прямую…

Замдиректора нацпарка [Валерий] Овчинников, который, по информации свидетелей, непосредственно давал указания о проведении охоты, должен понести уголовное наказание.

— Почему прекращаются уголовные дела при всей очевидности и при такой доказательной базе?

— Ну а почему Губернаторов с 2008 года по 2019 год руководил «Самарской Лукой», хотя при этом все видели, что там происходит? Когда я принес министру природных ресурсов и экологии Дмитрию Николаевичу Кобылкину фотофиксацию и стал ему показывать на схеме охотничьи вышки и кормушки, у него просто волосы дыбом встали: «Неужели такое может быть?!»

Перед тем как ему все это рассказать, я под каждый пункт подготовился и принес объемную папку документов. Я говорю: «Нефтеврезки». Он: «Да не может такого быть!» — «Вот постановление о возбуждении уголовного дела, вот акт Росприроднадзора». Говорю: «Незаконные стройки» — «Как так?» — «Вот заключение губернаторской комиссии».

Федеральный министр, понятно, этого не видел, потому что на территории страны много нацпарков и, конечно, за всеми детально не уследишь. Да и у министра это точно не главная и не единственная задача. Но здесь, на земле, все всё это видели.

Все видели, как люди, стоящие на оперативном учете ГУ МВД как активные члены так называемой Батайкинской ОПГ, назначаются на должности в нацпарк, все видели поставленную на поток незаконную стройку, суды, которые инициировало Росимущество.

На особо охраняемой территории огромное количество домов — стационарных, построенных там, где не то что строить нельзя — палатку не разобьешь. Сотрудники нацпарка штрафуют людей, которые туда на велосипедах заезжают, — и рядом тут же на берегу Волги появляются коттеджи.

Всех это устраивало. До тех пор, пока я в эту ситуацию не вмешался.

— Очевидно, потому что в нацпарке охотились непростые люди…

— Безусловно, конечно.

— Есть перспектива, что и те, кто закрывал глаза на происходящее, понесут какую-то ответственность?

— Во-первых, нужно определить, кто именно «закрывал глаза». Во-вторых, для меня всегда главное — результат самого дела. Мы с вами людей, за это отвечающих, не перевоспитаем, к сожалению. Но заставить их работать так, как они должны работать, и думать о последствиях — это нам по силам.

— А следователи, которые прекращают дела, при всей очевидности… они должны нести ответственность?

— К сожалению, это не история сегодняшнего дня. Это история дня вчерашнего. Дело о браконьерстве в «Самарской Луке» разваливали не в Самаре, а еще в Нижнем Новгороде.

— Незаконные коттеджи и турбазы все-таки будут убраны с территории нацпарка? И связано ли нападение на главу территориального управления Росимущества Айвара Кинжабаева с претензиями к этим строениям?

— Что касается Кинжабаева — нападающие задержаны. Связано ли это с нацпарком, пока сказать сложно.

— Некоторые из задержанных по этому делу имеют недвижимость в Подголятино — это коттеджный поселок на территории нацпарка, сноса которого добивалось Росимущество.

— Надеюсь, следствие на эти вопросы ответит. А что касается построек — их нужно сносить. Губернатором инициировано создание соответствующей комиссии, которая подтвердила наличие незаконных строений в нацпарке. Как только в парк зайдет новый руководитель — будет проще. Поскольку сегодня работать по большому счету не с кем.

Самарская межрайонная природоохранная прокуратура при проверке нашла нарушения в ФГБУ «Национальный парк «Самарская…

И задач у нового руководителя очень много, если стратегически — навести порядок, а если тактически, то это раскладывается на массу вопросов. Для начала нам нужно определить границы нацпарка. У нас до сегодняшнего дня его границы не поставлены на кадастр. Это дает огромную почву для злоупотреблений. Я уверен, когда начнется инвентаризация имущества, выяснится, что на границах отрезаны куски и там что-то уже построено.

Этим, наверное, и объясняется такая борьба за эту должность. Есть силы, которые не хотели бы кардинального пересмотра всего и наведения там порядка. Но когда я читаю о себе в Интернете, что я обращался когда-то к Губернаторову с предложением что-то вывести, а он мне отказал…

Во-первых, я Губернаторова не видел в глаза и ни разу не разговаривал с ним даже по телефону. Во-вторых, за все годы моей работы в регионе, мне кажется, я все-таки сумел не раз конкретными действиями продемонстрировать полное отсутствие у меня каких-либо коммерческих и неслужебных интересов.

Именно этим и объясняется та свобода действий, которая у меня есть. Я действую невзирая на лица и я не связан какими-то отношениями — личными, рабочими, родственными, служебными. Мне проще, в этом смысле у меня руки, что называется, развязаны.

— Как идет решение проблем жителей Рождествено, прогремевшего с незаконной свалкой? В новой территориальной схеме обращения с ТКО вместо планировавшейся мусоросортировочной станции значится площадка для временного накопления мусора. С чем связаны изменения?

— Это связано именно с особым статусом Особо охраняемой природной территории (ООПТ). Строительство там запрещено. Мы несколько раз были в Министерстве природных ресурсов РФ, инициировали совещания.

В с. Рождествено создадут площадку сезонного накопления твердых коммунальных отходов. Документы о начале поиска подрядчика для…

Это, правда, большая проблема. Но для населения абсолютно неважно, куда у них собирают мусор. Нашей задачей было ликвидировать несанкционированную свалку площадью пять гектаров. Мы ее ликвидировали.

— Местные жители говорят, что проблемы транспортной доступности, порождающей и проблему с вывозом мусора, могла бы решить достройка дороги, которая сейчас доходит до Ширяево. Там до Рождествено остается 12 километров. Этот вопрос рассматривается?

— Де-юре дороги внутри ООПТ нет. В том числе этим обусловливалась моя попытка изменить статус земель внутри нацпарка. Если бы мы вывели поселение Рождествено из территории нацпарка, мы бы упростили все согласительные процедуры. Пока это не получается.

С Дмитрием Николаевичем Кобылкиным мы обсуждаем изменение федерального законодательства, потому что это проблема не только «Самарской Луки», а всех без исключения нацпарков в стране. Везде люди, чьи дома оказались на территории нацпарков, находятся в роли заложников.

В наших планах — установление внутри национальных парков различных охранных режимов, с тем чтобы поселения, где реально живут люди, имели бы более мягкий регламент. Но это тоже очень непростая работа, потому что мы должны понимать: под эту сурдинку многие желающие попытаются украсть государственные земли.

— Принятие такого закона — это перспектива этого года?

— Минприроды готовит поправки. Я надеюсь, что в текущем году они появятся.

Первая часть интервью>>> Александр Хинштейн: «Хочешь рассмешить Бога — расскажи о своих планах»

Источник: Информационный портал «ВолгаНьюс.рф»