Проекты Александра Хинштейна

Хинштейн: для Facebook и Google готовят отдельный закон.

Государственная Дума

Над таким документом уже работают в Госдуме

А. Хинштейн (фото Б. Тумакова)

Депутаты разрабатывают отдельный закон, в котором установят требования к работе международных интернет-компаний в России, а также норму, обязывающую иностранных IT-гигантов иметь филиалы и представительства на территории нашей страны.

Об этом «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн. Также политик раскритиковал Facebook за удаление со своей платформы контента всех австралийских СМИ, но назвал неоднозначной ситуацию с Instagram, который решил блокировать аккаунты пользователей за оскорбления в личной переписке.

— Александр Евсеевич, 18 февраля Facebook заблокировал публикации новостных агентств, телеканалов и газет Австралии в ответ на законопроект, обязывающий социальную сеть платить местным издателям за контент. Интересуют два момента: насколько оправдан и правилен документ австралийских законодателей и правомерно ли поступил Facebook?

— Эта ситуация наглядно показывает, насколько мировые IT-гиганты готовы демонстрировать своё неуважение к национальному законодательству. По сути, Facebook своими действиями объявил войну целому государству, не только демонстративно игнорируя законы Австралии, но и нарушая права австралийцев, потому что заблокировать аккаунты — это в первую очередь ударить по пользователям.

Закон есть закон, он не может быть хорошим или плохим

Сам по себе законопроект австралийцев тоже вызывает вопросы, но здесь разговор не о его сути. Закон есть закон, он не может быть хорошим или плохим. Его надо выполнять. Особенно с учётом того, что для крупных IT-компаний собственные интересы важнее, чем национальная юрисдикция стран, где они работают.

— Как решить проблему монополии IT-гигантов? Весь они уже не раз блокировали чьи-то аккаунты и по политическим мотивам. Например, так Twitter сделал со страницей Дональда Трампа.

— Мы разрабатываем сегодня новые законодательные инициативы, которые обяжут в том числе иностранных IT-гигантов иметь на территории нашей страны филиалы и представительства. Также речь идёт и об отдельном законе, который установит требования к работе крупных международных интернет-компаний на территории России. Пока говорить о результатах этой работы преждевременно, но, несомненно, такие нормы нам нужны.

И напомню, что Госдума последовательно приняла целый ряд инициатив, связанных с введением дополнительной или с увеличением существовавшей ответственности за неисполнение требований Роскомнадзора по неудалению запрещённого контента. Это проблема, которая в первую очередь касается иностранных IT-ресурсов и соцсетей. Мы ввели обязательное «самоочищение» соцсетей от запрещённого контента, постоянный мониторинг размещаемой информации. Эта норма заработала с 1 февраля этого года. Мы установили штрафы за нарушение закона о «суверенном Рунете», потому что ряд иностранных ресурсов на протяжении нескольких лет с момента принятия закона отказывается его выполнять. Также мы приняли закон о противодействии интернет-цензуре, благодаря которому можно осуществлять частичную или полную блокировку соцсетей за нарушения, а также штрафовать владельцев компаний.

— Что касается блокировки, то российские власти часто говорят, что могут заблокировать Facebook, YouTube за нарушение законов. Возможно ли это с технической точки зрения и не опасаетесь ли недовольства в обществе?

— Блокировка — это крайняя мера, я её сравниваю с ракетно-ядерным ударом. Мы сторонники того, чтобы санкции в первую очередь накладывались материальные, чтобы компании платили рублём. С технической точки зрения блокировка или замедление трафика осуществимы, но я рассчитываю, что государство к этому механизму никогда не прибегнет, потому что от этого пострадают пользователи и это вызовет огромный негатив в обществе. Сегодня число пользователей того же YouTube идёт на десятки миллионов человек в России. И блокировать это — создавать большие неудобства и дискомфорт для людей.

Кроме того, на мой взгляд, мы должны не только выстраивать свою систему сдержек и противовесов, но и развивать собственный рынок и собственные IT-ресурсы. По ряду направлений мы имеем очевидные достижения и конкурентоспособны. Например, в поисковых системах. Самым популярным поисковиком в России является «Яндекс». Самой популярной по охвату и по реакции соцсетью является «ВКонтакте». По ряду направлений, да, мы пока ещё неконкурентоспособны, в частности в сфере аудиовизуальных сервисов, где YouTube является безусловным лидером. Эту работу надо вести и дальше.

Ну и отдельная тема — рекламный рынок. Рекламный рынок Интернет-услуг по прошлому году расценивается в 2 миллиарда долларов, из которых не менее половины — средства, которые получили именно заграничные интернет-компании.

— Насколько эффективно работает система штрафов в отношении иностранных IT-компаний?

— Прецеденты, когда международные IT-компании выплачивали штрафы, у нас были. Например, выплачены первые штрафы за нарушение антимонопольного законодательства.

— Не очень замеченной оказалась тема, связанная с заявлением Instagram о намерении выявлять оскорбления в личных переписках пользователей. За это владельцы соцсети будут блокировать аккаунты. Не считаете ли вы это нарушением права на тайну личной переписки?

— У меня двойственное отношение к этой идее. В принципе, я за то, чтобы удалять запрещённый контент и в том числе оскорбления, так как мы сами распространили ответственность за оскорбления в сети Интернет. Что касается личной переписки, давайте будем честны, что переписка в личных сообщениях или в директе в соцсети — это не личная переписка, потому что она в любом случае видна владельцам или администраторам этой сети. Если вы уводите стриптизёршу из общего зала в приватную комнату, это не значит, что там не стоит камера видеонаблюдения.

Я за то, чтобы удалять запрещённый контент и в том числе оскорбления, так как мы сами распространили ответственность за оскорбления в сети Интернет

Кроме того, у меня нет однозначной уверенности, что эти действия подпадают под существующие в России санкции за вторжение в частную жизнь и нарушение конституционного права на тайну переписки. Конституционное право на тайну переписки распространяется на почтовые, телеграфные сообщения, на телефонные переговоры. Но подпадает ли туда переписка в директе — однозначного ответа нет. Скорее всего, нет.