Проекты Александра Хинштейна

Александр Хинштейн «Комсомольской правде в Самаре»: «Давно не было задержаний? Исправимся»

Избирательный округ

Депутат Госдумы РФ рассказал «КП-Самара» о том, что происходит на фабрике-кухне, какие новые памятники будут реставрировать в областной столице и что будет с самарскими СМИ.

Подробнее – в интервью.

 О наболевшем

— Вы видели, что происходит на территории Иверского монастыря? И как вам?

— Да, видел. Разбираемся в ситуации, обсуждали её с губернатором. Стройка сейчас точно остановлена. Тема очень деликатная. Мы понимаем, что часть объектов Иверского монастыря сегодня уже и так восстановлена. Я узнал об этой ситуации именно из обращений людей в соцсетях, увидел размещённую петицию. Как человек, который старается защищать интересы старого города, конечно, я не останусь в стороне, но, повторяю, ситуация неоднозначная.

В любом случае должна быть проведена историко-культурная экспертиза. И без нее, а, насколько мне известно, ее пока нет, дальнейшие работы вести нельзя. Экспертиза должна содержать, в том числе, визуализацию: чтобы можно было понять, что меняется с точки зрения вида. Я думаю, что мы найдем решение, которое устроит всех. Самое главное – оно будет законным.

— Другая тема, вокруг которой сейчас возобновились разговоры – это реставрация здания фабрики-кухни. Что там сейчас происходит? Недавно одно из самарских изданий привело позицию председателя регионального Союза архитекторов, что в здании фабрики-кухни вообще нет никакой ценности.

— На каждый роток не накинешь платок. Я помню обсуждения различных концепций, в которых этот самый коллега принимал участие. Меня всегда удивляло, что обсуждение идет теоретическое, а не практическое. Я все время говорил: «На землю вернитесь, посмотрите, во что уже вы превратили центр города». Обсуждать с человеком, претендующим на звание профессионального архитектора, его тезис: «Не нужно восстанавливать здание, нужно его снести» – ну как-то несерьезно. Архитектор, который предлагает снести единственное сохранившееся здание в форме серпа и молота, памятник федерального значения… Ровно то же я слышал пять лет назад от прежнего губернатора Николая Ивановича Меркушкина. Он говорил, что можно все снести и вновь построить из силикатного кирпича – будет дешевле. Ага, и использовать «Мордовцемент», чтобы было ещё качественнее.

Работы на Фабрике-кухне идут без остановок. К осени 2021 года мы должны завершить там все реставрационные работы.

О работе с вузами

— Вы уже очень долго опекаете Самарский речной техникум. В конце прошлого в техникуме начали готовить по программам высшего профессионального образования. Техникум стал, по сути,вузом. При этом здание по-прежнему в ужасном состоянии. Что будет дальше – теперь уже с университетом?

— Да, в прошлом году здание бывшего Самарского речного техникума на ул. Молодогвардейской благодаря своему новому статусу было предано в федеральную собственность. Теперь это дает право тратить на него средства из федерального бюджета. В собственность нового вуза передали еще одно здание — на улице Неверова, которое уже работает, там находится учебный корпус. В этом году поступят первые деньги на ремонт здания на ул. Молодогвардейской из бюджета Росморречфлота. Я встречался с новым руководителем ведомства Александром Пошиваем, и мы договорились о максимальном внимании к развитию самарского объекта. Нужно отремонтировать и здание на Молодогвардейской, и здание на Неверова. Отдельная тема – это строительство тренажёра для речников, чтобы они не ездили на практику в другие регионы. Пока что мы договорились о финансировании в 50 млн рублей в этом году. Это начало, это минимум. Сам ВГУВТ в Нижнем Новгороде, филиалом которого и является самарское учебное заведение, не горит желанием выделять на него деньги. Я попросил руководителя агентства, чтобы до ректора вуза в жесткой форме довели идею о необходимости вложения средств. При этом хочу заметить, что за все годы существования — с 1936 года — речной техникум не ремонтировался ни разу вообще.

 — Какие ещё вузы поддержат в Самарской области?

— Проще сказать, какие не будут поддерживаться, потому что я стараюсь работать со всеми. Сейчас мы получим средства на дострой общежития на улице Блюхера для Самарского педагогического университета.

У нас в Самаре есть вуз, который прямо относится к моей сегодняшней должности в Думе — ПГУТИ (Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики). Недавно мы с ними отправили первую заявку в федеральный центр на ремонт по текущим объектам, и сейчас готовим новую. Так что ПГУТИ, конечно, же, тоже будем развивать. Кстати, что касается темы связи и информационных технологий, то один из проектов, которые мы сейчас начнём воплощать – строительство в Самаре так называемого Центра компетенций. Этот центр будет заниматься расчётом зарплаты для всей страны. «Главный центр специальной связи» решил построить специальный офис для того, чтобы сократить свои расходы. Он рассчитан на 400 рабочих мест. Мы просим разместить его именно в Самаре, учитывая, что здесь существует профильный вуз и, благодаря этому, накоплен большой опыт. Коллеги нас услышат и, конечно же, проект реализуем.

— А как же топовые вузы – Самарский университет, Политех?

— Насчет Политеха, напоминаю: несколько лет назад мы построили новое общежитие на ул. Революционной. В них есть большая необходимость, поскольку все общежития, которыми располагает вуз, строили давно — после развала СССР. Такая же история сложилась с общежитиями Самарского университета на Московском шоссе. Мы с губернатором Дмитрием Азаровым ездили, поздравляли новосёлов на ул. Революционной еще в декабре 2019 года. Сейчас обговариваем с Самарским университетом и Политехом строительство новых объектов и общежитий. Будем стараться.

О реставрации новых памятников

— Давно не было слышно о реставрации новых памятников архитектуры в Самаре. Готовится ли что-то интересное?

— Да, и это, в первую очередь, дом со слонами (Дача купца Головкина). Недавно я инициировал процесс передачи этого уникального объекта в федеральную собственность. Процесс запущен: в Росимущество направлены все документы. Понятно, что сейчас пандемия остановила все бюрократические процессы. После того как эпидемиологическая обстановка станет стабильной, оформление документации возобновится. По нашему замыслу здание перейдёт в федеральную собственность и будет закреплено за самарским Политехом. Это позволит привлечь средства федерального бюджета. Политех разработал очень разумную концепцию, на мой взгляд. На даче со слонами создадут школу для молодых архитекторов. Такая концепция очень красиво «ложится под здание».

Продолжается подготовка документации по реставрации дома купца Иванова – это бывшее здание почтового отделения на улице Молодогвардейской. Проект мы реализуем совместно с «Почтой России». Средства уже заложены, и к 2021 году появится еще один знаковый объект, который станет первой в России действующей ретро-почтой. Ну и смотрим по другим объектам, которые можем отреставрировать. Хотя не буду лукавить: в проект «Историческая память», который я курирую, памятников архитектуры из Самарской области включено гораздо больше, чем из других субъектов.

Однако я не сторонник того, чтобы восстанавливать здание без понимания того, как его будут использовать в дальнейшем. Всего с 2012 по 2020 год на реставрацию объектов культурного наследия в Самарской области в рамках партийного проекта «Историческая Память» выделено 1 млрд 855 млн рублей. Уже отреставрировано шесть памятников архитектуры. В процессе реставрации и подготовки к этому процессу у нас находится восемь объектов. Думаю, что эти цифры будут только увеличиваться.

Одна из текущих задач – восстановить казармы, принадлежащие Министерству обороны РФ (ул. Комсомольская, 27, лит. 5 и лит. 8). Они находятся в аварийном состоянии, там обрушаются кровля, фасады, балконы. На восстановление объектов может потребоваться 132 млн руб. Пока мы находимся на стадии обсуждения вопроса с руководством министерства.

В городе, к счастью, сосредоточено большое число знаковых объектов культурного наследия. Но они находятся в ужасающем состоянии. Так, напротив того же особняка Сурошникова находятся еще несколько объектов – например, особняк Неронова. Безусловно, он и интересный, и яркий, но Министерству обороны не нужен. Ведомство не будет за свои деньги реставрировать объект, и я это хорошо понимаю. Отдать здание городу или области без денег – просто нехозяйственно. Такая же история, к сожалению, произошла со зданием Реального училища на ул. Толстого, где мы пока не можем найти тот «федеральный якорь», за который можно было бы закрепить этот объект. Считаю ошибкой и глупостью решение предыдущих городских властей, которые забрали это здание на баланс муниципалитета, не понимая, что с ним делать дальше.

О высотках в центре Самары

— В конце прошлого года историческому центру областной столицы присвоили статус исторического поселения. Что всё-таки будут в рамках этого поселения охранять?

— Всё, что находится на территории исторического поселения: плотность, высотность застройки, её параметры, объекты культурного наследия и охранные зоны, так называемые ЦГФО (ценные градоформирующие объекты). Это здания, не являющиеся памятниками, но при этом знаковые, создающие средовую застройку. Очень важно, чтобы внутри исторического поселения мы сохраняли ограничение по высотности строящегося жилья. Сейчас разворачивается конфликтная ситуация в 112 квартале Самары (между гостиницей «Европа», торговым центром «Вавилон» и Самарской площадью), где компания «Трансгруз» по-прежнему мечтает построить высотку. Специалисты из Саратова подготовили историко-культурную экспертизу, в которой написали: здание высотой в 41 метр вполне вписывается в контексты ландшафта. Сейчас мяч на стороне регионального управления государственной охраны объектов культурного наследия: они должны принять решение по этой экспертизе.

Моя позиция заключается в том, что никаких 41-метровых высоток там быть не должно и не может. Всё, что строится на территории исторического поселения, должно возводиться в пределах установленной высотности. В старой части города она составляет не более 18 м. Но здесь есть определенные юридические сложности. По закону режим охранной зоны объекта важнее, чем режим застройки. Поэтому «Трансгруз» и поддерживающие его архитекторы, включая тех, кто занимает должности в высоких кабинетах, первым делом упразднили охранную зону Самарской площади. Теперь там действуют ограничения по высотности в 34 метра. Потом они сделали новую охранную зону и таким образом стала возможной экспертиза, предполагающая ограничения высотности зданий до 41 метра…

Эту ситуацию мы уже обсуждали с главой города Еленой Лапушкиной, в курсе и заместитель председателя правительства Самарской области Александр Карпушкин. Сделаю всё, чтобы никаких новых «верхушек» в центре города не появилось, потому что иначе теряется сам смысл исторического поселения.

О профессиональном

— Недавно вы возглавили комитет по информационной политике в Госдуме РФ. Как вам новая должность? Раньше вы боролись с коррупцией, теперь перестанете и переключитесь на работу со СМИ?

— Во-первых, я всегда поддерживал СМИ, будучи профессиональным журналистом. Во-вторых, одно другому не мешает. Поэтому антикоррупционную работу, которую я вел, все равно продолжаю.

— Давно уже не было громких задержаний.

— Хорошо, исправимся.

— Сейчас печатные СМИ в кризисном состоянии. Этот период сравнивают с кризисом 90-х. Если теперь вы главный человек в законотворчестве в сфере СМИ, будете ли как-то поддерживать печатные издания?

— Конечно, и не только печатные издания, но и СМИ в целом: электронные ресурсы, радио, телевидение. Мы провели заседание комитета, на котором рассмотрели меры поддержки для СМИ в условиях кризиса: собрали предложения от всех отраслевых, профильных союзов, от газет (кстати говоря, «Комсомолка» прислала своё предложение отдельно) и все это направили в правительство РФ с просьбой поддержать отрасль. Очевидно, что в сложившихся условиях СМИ должны быть отнесены к отраслям наиболее пострадавшим. Печатная продукция должна приравниваться к социально-значимой. Проблемы печатников связаны с распространением: газетные киоски закрыты. Но я бы не драматизировал эту проблему. Мы же понимаем, что основной тираж всегда распространяется не через газетные киоски, а через подписку. Мне как газетчику это понятно.