Александр Хинштейн: «Кроме закона должна быть и справедливость!»

Публикации и интервью

 

Так случилось, что «Парк Гагарина» ежегодно, в течение последних пяти лет, делает интервью с депутатом Государственной думы Александром Хинштейном. С точки зрения журналистики — он идеальный собеседник: можно задавать любые вопросы, и даже если они ему не очень нравятся, все равно отвечает. Никогда, вычитывая интервью, не скажет: «А давай вот это уберем. Я тут лишнего наговорил». Как сказал, так и публикуем. Поэтому каждое интервью с ним интересно читать — не скучно и по делу. Надеюсь, и нынешнее, несмотря на объем, будет воспринято так же. Поехали!

– У нас в «Парке Гагарина» есть народная примета: приехал Хинштейн — будут посадки. А в последнее время, когда Вы приезжаете, никаких посадок не происходит. В Самарской области закончились коррупционеры?

– Нет, коррупционеров на мой век точно хватит. Но, я же никого не сажаю. Увы. Способствую этому — да, но сам по понятным причинам этого не делаю, так как не имею полномочий. А если говорить серьезно, то любая реализация требует серьезного подхода. Брать людей, что называется, «на хапок» не так просто. Тем более, мы должны понимать, что то количество антикоррупционных разоблачений, которые в последнее время в Самарской области произошли, заставляет многих коррупционеров относиться к своему промыслу гораздо осторожнее. Люди сегодня так легко деньги не берут, как они это делали вчера. Так что у любого разоблачения есть профилактическая составляющая.

(Ровно через день после записи этого интервью с поличным при получении взятки был задержан бывший лидер НОДа, управляющий одним из микрорайонов Куйбышевского района Самары Дмитрий Гуренков. По традиции, первым сообщил об этом Александр Хинштейн — Авт.

– Вы недавно обращались в Генеральную прокуратуру по поводу «ДомКомИнвеста», по их деятельности в Самарской области. Ответ уже получили?

– Нет, пока я получил только промежуточные ответы, но верю, что результата дождусь. На прошлой неделе я был у Генерального прокурора, рассказал ему об этой возмутительной ситуации: компании, афиллированные к москвичам, ежемесячно собирают около 200 миллионов, но какая часть из этого доходит до ремонтов и содержания домов — большой вопрос. Тот вал жалоб, который я получаю, наглядно свидетельствует об отвратительном качестве работы «ДомКома». Зимой — почти не чистились крыши, дворы. А у них, на минуточку, в управлении почти пятая часть всех самарских домов. Есть информация — пока не подтвержденная, однако это я тоже попросил проверить — что собранные деньги выводятся под видом договоров займов с физлицам; если так — это чистой воды уголовщина. Этими проверками занимается не только прокуратура, но и ГУЭБиПК МВД. Есть позиция региона, позиция губернатора — уверен, что мы общими усилиями порядок в этой сфере сможем навести. Хотя это будет сделать не просто.

– В не чуждом вам «Московском комсомольце» написаличто в деле Абызова замешан и этот самый «ДомКомИнвест». Что по делам, связанным с Абызовым, уже задержано, кроме него, еще несколько человек. В статье «МК» писали и о связанном с ним холдинге «Мой коммунальный стандарт», который возглавлял советник губернатора Самарской области Николай Брусникин. Его тоже привлекут? 

– Я не могу ответить на этот вопрос предметно. «МК» мне действительно не чужд, и да — от осведомленных источников я слышал подобное. Де-факто, структура «ДомКомИнвеста» вышла из лона Абызова. Но в детали я не погружен, а рассуждать голословно — не люблю.

– Ранее, вроде, «МК» вбросами не занимался. Видимо, информация соответствует действительности… 

– Я привык отвечать за то, в чем лично уверен. Когда видел документы, слышал рассказы первоисточников.

– А что по ледовому дворцу «МТЛ Арена»? Вы сообщали в Твиттере, что тоже запросы в прокуратуру направляли. 

– Да, запросы направлены. Ждем результатов. Но главная проблема «МТЛ Арены» сегодня в том, как ее запустить. Я напомню — здание ледового дворца до настоящего момента не введено в эксплуатацию, в паркинге стоит вода, в здании масса недоделок, сырость, отслаивается штукатурка.

– «Парк Гагарина» через полгода после «открытия» этого ледового дворца писал большую статью. Тогда, четыре года назад, на эту историю просто не обратили внимания, никто не отреагировал. Почему сейчас возник такой интерес? И вы, и самарский ОНФ плотно им занялись.

– Я и тогда на эти вещи реагировал, и запросы отправлял. Знаете, для некоторых депутатов написание запросов — это как рождение ребенка. Они так трепетно к этому относятся, что даже перед избирателям отчитываются: сделал столько-то запросов… Для меня написание запросов не является чем-то из ряда вон выходящим. Это одно из неотъемлемых составляющих моей работы. Поэтому мой запрос по «МТЛ Арена» это не значит, что все побежали им заниматься…

– Все-таки почему?

– Здесь две составляющие. Необходимо ввести ледовый дворец в эксплуатацию. Для этого надо потратить еще средства из бюджета на устранение недостатков. К сожалению. Насколько это достижимо — мне сказать сложно.

Вопрос номер два: это персональная ответственность тех лиц, кто принимал решения, кто не обеспечил должный надзор за проведением строительно-монтажных работ. В обращении, которое я отправил в Генеральную прокуратуру, я указал, что таковыми лицами, по-моему мнению, являются руководители, на тот период, министерства строительства и управления капитального строительства Самарской области. УКС выступал в качестве заказчика этого объекта…

Кстати, напомню, что именно я в 2015-2016 годах выступал с открытой критикой тогдашнего минстроя и обращался во все инстанции, впрямую обвиняя Гришина (Алексей Гришин был министром строительства Самарской области с 2012 по 2016 годы. — Авт.) и его подчиненных в тотальной коррупции, безхозяйственности. Я первым поднял тему перерасхода стоимости «Самара-Арены», уличив областные власти в подмене документации и прямом обмане президента. При заявленной цене порядка 14 миллиардов — причем эти параметры устанавливал лично Владимир Путин — стадион обошелся уже в 22, а будет — все 24-25. Меркушкин (Николай Меркушкин был губернатором Самарской области с 2012 по 2017 годы. — Авт.) и Гришин — самовольно увеличили площадь объекта, решив разместить там впоследствии торговые ряды и прочие не относящиеся к спорту вещи. Тогда — и правительство области, и минстрой официально отвергали все мои обвинения и, вообще, поносили, на чем свет стоит. А сегодня все, о чем я заявлял пять лет назад, нашло свое подтверждение. Я оказался прав на все 100 процентов. Собственно, новая региональная власть — занимает ровно такую же, если еще не более жесткую позицию в этом вопросе.

c42826f9 9c8b 4745 9483 014edcd1b168
2014 год. Николай Меркушкин и Алексей Гришин обсуждают будущий ледовый дворец «МТЛ Арена» 

– У вас какое-то личное неприятие бывшего министра строительства региона Алексея Гришина или вы считаете, что за все в жизни надо отвечать?

– Мы с Гришиным не ругались, но и на брудершафт не пили. Поэтому никакого чувства неприязни или отмщения у меня нет. А есть понимание, что должна существовать неотвратимость наказания. И он должен отвечать за все многочисленные провалы в строительной сфере, которые мы на сегодняшний день имеем. И в части обманутых дольщиков, и в части неэффективного освоения и использования бюджетных средств, и в части огромного количества строительных объектов, которые они начали и потом бросили, потратив средства на проектную документацию, которая в дальнейшем не пригодилась. За 10 лишних миллиардов на «Самару-Арену». За ввод объектов, которые на самом деле не сданы. В конце концов, за те уголовные дела, которые сейчас расследуются или находятся уже в суде.

– Вы имеете в виду…

– Дело Моравской, дело Мязитова, дело Голубкова, дело, по которому уже осужден подрядчик Зубков, в части хищения средств при строительстве берегоукрепления в Рождествено. Думаю, что эти дела не последние.

– С уходом Гришина разве что-то изменилось? После Гришина министром строительства стал Баландин (Александр Баландин был министром строительства Самарской области с 2016 по 2018 годы. Сейчас глава Нефтегорского района. — Авт.). Я направлял официальный запрос содержащемуся в СИЗО Реналю Мязитову. По теме военного городка. Меня заинтересовало, что распоряжением Нефедова (Александр Нефедов с 2007 по 2012 годы был заместителем председателя правительства Самарской области. С 2012 по настоящее время — председатель правительства региона. — Авт.) эта площадка передана для освоения группе «Древо». Только эту площадку начинал осваивать СОФЖИ, когда им руководил Мязитов. На бюджетные, как я понимаю, деньги.

На интересовавшие меня вопросы Реналь письменно ответил.

– Что ответил?

– Что в августе 2017 года его пригласил Баландин, который стал министром строительства после Гришина, у него в кабинете находились оба Чудаева — отец и сын. Ему было сказано, что осваивать эту территорию СОФЖИ будет вместе с «Древом», то есть Чудаевыми (Компания «Древо» была образована в 2011 году. Председатель совета директоров — Николай Чудаев. Его сын Евгений Чудаев до 17 декабря 2018 года был генеральным директором компании. — Авт.). Мязитов отказался. После этого у него начались все неприятности. 

В итоге: 14 декабря прошлого года отдают военный городок «Древу», а через три дня, 17 декабря, Евгения Чудаева назначают министром строительства Самарской области. Мне кажется, что это как-то нехорошо пахнет.

– Давайте эту ситуацию детально разберем, отделив зерна от плевел.

Первое. Я немного в курсе того, как возбуждалось уголовное дело в отношении Мязитова. Мне не известно об участии отца и сына Чудаевых в этом процессе. Не буду лукавить, я был в числе тех, кто добивался возбуждения дела. Совершенно точно, что ни с отцом, ни с сыном Чудаевыми эта тема не обсуждалась.

Относительно назначения Евгения Чудаева министром. Есть ли там конфликт интересов? Я этот вопрос задавал лично Чудаеву-младшему и соответствующим коллегам из соответствующих структур. После назначения на должность Чудаев написал официальное заявление о проведении проверки на возможность наличия конфликта интересов, в связи с тем, что ранее он работал в компании «Древо». Правительством области была проведена такая проверка, которая установила, что он все сделал правильно, заранее написав такую бумагу. И в этой связи ни один нормативный акт, касающийся деятельности ГК «Древо», за подписью Чудаева-министра выходить не должен. Если говорить о формальной стороне вопроса, то требования законодательства соблюдены.

Если говорить о неформальной стороне, то здесь уместнее спрашивать об этом у тех, кто принимал кадровое решение. Относительно его профессиональных качествах, как министра… Я работал в регионе с четырьмя министрами строительства. Мне есть, с чем сравнивать. Пока взаимодействие с Чудаевым, как с министром, меня вполне устраивает. Очень надеюсь на то, что он не будет использовать эту должность в целях обогащения своей семьи. С ним у меня лично был разговор на эту тему. Я спрашивал о его мотивах прихода на должность. Понимает ли он, что его будут обвинять в наличии какого-то конфликта интересов, коррупционной составляющей. Он ответил, что все это осознает, но ему интересно реализовать себя в новом качестве — в государственном управлении. Евгений Николаевич заверил меня, что точно не намерен на этом посту зарабатывать. Очень хочется верить, что это так.

5e531a38 bdf1 49a7 a5f2 015517d46b35
2016 год. Николай Чудаев и Евгений Чудаев встречают в «Южном городе» Николая Меркушкина

И чтобы завершить эту непростую тему, выскажу свою точку зрения. Конфликт интересов — это важная вещь. Он должен всегда контролироваться. Но конфликт интересов не должен поражать людей в правах. ГК «Древо» одна из наиболее эффективно работающих региональных компаний. По крайней мере, из тех, кто осуществлял комплексную застройку — объективно «Южный город» сегодня лучший. Если те подходы, которые были применены в их хозяйствующей деятельности, министр Чудаев сумеет применить в своей государственной работе, я лично буду только этому очень рад. Тем более, что Чудаев-младший и Чудаев-старший находятся под особым, бдительным прицелом.

– В том числе и депутата Хинштейна?

– У меня нет в Самарской области братьев, сестер, одноклассников, однокурсников. Я свободен, в своих симпатиях и антипатиях. Никаких обязательств перед Чудаевыми у меня точно нет.

– Вы направляли письмо министру внутренних дел Колокольцеву о том, что не все хорошо в ГУ МВД по Самарской области. Что за тема? Вы упомянули, что у нас выживают каких-то сотрудников полиции?

– Я не просто сделал запрос, а передал его министру лично в руки. После этого в регион выезжала проверка собственной безопасности МВД, ее итоги — мы уже обсудили с руководством министерства.

Речь идет о группе из шести бывших сотрудников Челно-Вершинского ОМВД, которых уволили из полиции за разоблачение своего начальника-«оборотня». Фабула такова: начальник райотдела Рафкат Расулов отобрал у них часть выплаченных в конце 2017 года премий — по 20 тысяч рублей с каждого — якобы для хозяйственных нужд, а деньги присвоил. В ходе проверки, инициированной ФСБ, эти сотрудники честно рассказали, как было дело, хотя допускаю: «откаты» подполковнику Расулову платили не только они.

Итог: в сентябре прошлого года Расулова осудили за превышение — правда, приговорили почему-то только к штрафу. А шестерых свидетелей обвинения — уволили за совершение проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Действительно, в законе о полиции есть норма, обязывающая сотрудников полиции сообщать вышестоящему руководству о любых противоправных действиях и предложениях, поступивших в их адрес. И если формально следовать букве закона, то, выйдя из кабинета своего начальника, все шестеро офицеров должны были подать рапорты генералу Винникову. Они этого не сделали.

– Да они же просто боялись. 

– Совершенно верно. К сожалению, в самарской полиции, да и не только здесь, сложилась порочная практика, когда сотрудники вынуждены часть выплачиваемых им средств, в основном из премий, отдавать различным руководителям под какие-то нужды. Условно говоря, на скрепки, бумагу, текущее содержание, технику, которая не предусмотрена. Где-то — на эти деньги, действительно, закупают скрепки. Где-то, как в истории с Расуловым, их просто присваивает начальство. Рассчитывать на то, что сотрудники далекого Челно-Вершинского ОМВД попытаются сломать эту коррупционную вертикаль, было бы верхом наивности. Конечно же, люди ничего не писали, боясь потерять работу. Что в итоге и произошло.

Зимой они были у меня на личном приеме. После этого я не единожды говорил с начальником ГУ МВД Самарской области генералом Винниковым, убеждая его восстановить сотрудников: да — формально они нарушили закон, но фактически — помогли разоблачить коррупционера. Кроме того, этот пример очень негативно действует на личный состав, как бы демонстрируя, что произойдет с теми, кто разоблачает своих начальников и сотрудничает с ФСБ.

У Александра Ивановича есть своя правда: в суде — эти сотрудники проиграли. Увольнение признано законным. Сейчас их кассация принята к рассмотрению Верховным судом, что само по себе — уже хороший знак. Поэтому Винников предложил дождаться финального решения. Формально — он прав. Однако, как говорила Екатерина Великая, кроме закона, должна быть еще и справедливость. Из шести уволенных — большинство женщины, одна в момент ухода как раз забеременела, вторая — взяла из детдома ребенка. Все они — здорово потеряли в деньгах.

И я благодарен Владимиру Колокольцеву и начальнику ГУСБ МВД генералу Макарову, которые тем не менее приняли человеческое решение: не дожидаясь Верховного суда, запустить процедуру их восстановления через Центральную аттестационную комиссию. Генерал Винников с таким решением также согласился. Будем считать, что результат достигнут.

– Поговорим о свалке в Рождествено. Она там существует с конца 80-х годов. И что, глава района господин Макридин не знал, что там свалка? Более того, Дмитрий Игоревич у нас в свое время возглавлял природоохранное министерство (Губернатор Самарской области Дмитрий Азаров с 2007 по 2010 годы был министром природопользования, лесного хозяйства и охраны окружающей среды Самарской области — Авт.). И он тоже не знал об этой свалке?

– Глава района не мог об этом не знать. Более того, между поселковой администрацией и регоператором был заключен договор вывоза мусора именно на эту свалку.

Но я устроен по-другому. Я не разбираюсь, почему раньше не было принято никаких мер. Точнее, разбираюсь, но потом. А сперва — начинаю эти самые меры предпринимать. Более того, если бы жители не выложили ролик с коровами в Твиттер, я в любом случае в мае планировал выезд в Рождествено, где все равно они бы мне об этом рассказали. И — будьте уверены — я прямо с той же встречи поехал бы смотреть эту свалку, пригласив с собой главу района и все остальное руководство.

Что там происходит — увижу воочию завтра, выдвигаюсь в Рождествено с утра. Вместе со мной — все уполномоченные министры, природоохранный прокурор, депутаты, руководитель Росприроднадзора, лесники, регоператор. Посмотрим своими глазами, послушаем жителей непосредственно на месте.

D46VZ9 X4AIzHI7
(На следующий день депутат рассказал у себя в Твиттере о поездке: «Как и обещал, съездил в Рождествено на встречу с жителями. Лично убедился, что свалка на территории нацпарка «Самарская Лука» закрыта, огорожена и там идёт рекультивация. Проблема не решалась десятилетиями. Спасибо @D_Azaroff за оперативную реакцию. Тем не менее проблем ещё много». —Авт.)

Как мне поясняют, свалка уже закрыта и огорожена, начата ее рекультивация. В Рождествено выставлены новые контейнеры для сбора мусора по всему поселению.

В этом смысле — губернатор отреагировал на ситуацию молниеносно, и моя задача — в каком-то смысле проконтролировать, как выполняются его поручения.

Но тут вопрос не столько к области или к району, а к федеральному национальному парку «Самарская Лука». Свалка — находится на их территории, и директор нацпарка Александр Губернаторов — самарскому губернатору не подчиняется. Это структура министерства природных ресурсов России.

Скандал со свалкой — не первое нарекание в адрес товарища Губернаторова. В предыдущий период моей работы в регионе я уже получал жалобы, что на территории «Самарской Луки» велось незаконное строительство. Там появлялись коттеджи для «уважаемых людей».

Как только я увидел обращение, на другой же день позвонил министру природных ресурсов РФ Дмитрию Кобылкину и рассказал о ситуации. Даже переслал ролики с коровами для наглядности ему на сотовый. Министерство сейчас будет проводить свою проверку.

– Поговорим о законах. Вы же голосовали за принятие так называемого закона о «проявлении неуважения к представителям власти»?

– Да.

– Думаю, для вас не секрет, что депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг приготовил другой закон. Он называется «О защите народа от неуважения власти». Вы за такой закон готовы проголосовать? Это про «макарошки, которые стоят одинаково», про «вам государство вообще, в принципе, ничего не должно» и прочее. Наша министр Антимонова (Марина Антимонова, министр социально-демографической и семейной политики Самарской области. — Авт.)тоже сумела засветиться в соцсетях с заявлением, что матери-одиночки должны огороды сажать. Это есть неуважение власти к народу?

– Прежде чем сказать, буду ли я поддерживать тот или иной закон, его нужно, прежде всего, увидеть. Как депутат с опытом работы, хорошо понимаю, что название у любого проекта закона может быть красивое и благозвучное. Но когда ты в него погружаешься, то видишь, что он либо не реализуем в принципе, либо — это набор популизма. Надеюсь, коллега Шлосберг сумел четко прописать критерии: что именно считать неуважением. Про примеры, которые вы приводите, — я с трудом представляю, что их можно подвести под какую-то категорию ответственности, исходя из проекции неуважения власти к гражданам. Это момент номер раз.

Момент номер два. Сегодня в законодательстве уже есть достаточное число статей, которые предусматривают ответственность за оскорбление людей, за распространение недостоверной информации. В этом смысле чиновник такой же гражданин. И на него распространяются те же самые законы.

Относительно законов о неуважении к власти и о фейках. Речь идет не о любом фейке, а только о тех фейках в новостях, которые повлекли за собой какие-либо негативные последствия. Если вы в «Парке Гагарина» напишете, что с 1 мая в администрации Самарской области всем предписано носить рубашки только красного цвета, в этом не будет состава правонарушения, потому что это не повлечет никаких негативных последствий и не оскорбляет государство. Но, если вы напишете, что с 1 мая всем сотрудникам Белого дома приказано собирать в месяц не менее 50 000 рублей взяток и сдавать их «на общак», то…

– Если будет со ссылкой на депутата Хинштейна, то напишу.

– Если это будет так на самом деле, то вы будете их разоблачать, и здесь я ваш помощник. Но если это будет придумано и высосано из пальца, то…

Понимаете, я профессиональный журналист. Я очень хорошо понимаю, что такое ответственность за свои слова. Не могу сказать, что меня сильно обижают оскорбительные формулировки, разные выпады лично в мой адрес. Но, совершенно точно, они не вызывают у меня прилива позитива. Интернет — это такая же сфера правоприменения, как и обычная жизнь. Я не могу понять: почему на автобусной остановке нельзя материться во весь голос, а в интернете, на странице со 100 тысячами подписчиками, можно это делать совершенно безнаказанно. Мне начинают доказывать, что интернет — это зона свободы. Нет! Свобода заканчивается там, где начинается несвобода для других…

– Это же просто вопрос воспитания…

– Это вопрос не только воспитания, но и вопрос ответственности. Почему водители стали пропускать пешеходов на пешеходном переходе? Нам долгое время рассказывали, что мы никогда не будем жить, как на Западе, потому что там другая культура и воспитание. А сегодня — наши водители точно так же теперь останавливаются и пропускают пешеходов. Потому что ввели серьезные штрафы. Никому не хочется платить лишние деньги. Плюсом к этому в столичных городах повесили камеры, которые это фиксируют. Если за проезд на красный свет не будут никого штрафовать, то, уверяю, большинство будут ездить на красный.

– Вы считаете, что у нас, в первую очередь, действует метод кнута?

– Нет, я считаю, что у нас в первую очередь действует закон Ньютона — действие рождает противодействие. Кроме того, это не кнут — это превентивная мера.

– На телевидении, комментируя результаты выборов на Украине, вы сказали, что политики там забронзовели, что у народа кончилось терпение. Поэтому и избрали президентом Зеленского. Имеет ли это высказывание какое-нибудь отношение и к нашей стране?

– Есть ли у нас политики, которые забронзовели? Конечно, есть. И мы наблюдаем, что происходит с такими политиками в ходе избирательных кампаний. В прошлом году в ходе губернаторских выборов в трех регионах победу одержали представители оппозиции. В значительной степени руководители, действовавшие там, реально оторвались от народа. Действительно забронзовели. И люди голосовали не за того или иного кандидата, а против действующей власти. И всякий раз, когда на выборах разного уровня, начиная от райсовета и заканчивая губернатором, получаем голоса протеста — это следствие оторванности и бронзовости руководителей.

– Не возникает ощущения, что у нас в стране чем дальше, тем больше будет такого протестного голосования?

– Не могу этого исключить. Все зависит от каждой конкретной территории и каждой конкретной ситуации. Все зависит от того, как работают губернаторы, мэры, главы районов, депутаты. Если у людей нет сложностей достучаться до власти, если они видят обратную связь, если они понимают, что власть работает и их слышит — это одна история. Если люди видят, что они брошены, их мнение никому не важно, власть их не слышит и не уважает — они демонстрируют к ней обратное отношение.

– Вы стали инициатором «Диктанта Победы». Расскажите, что это такое? 

– Это Всероссийский исторический диктант. Акция, которую мы проводим 7 мая по всей стране и в 23 государствах зарубежья. Это конкурс на знание истории Великой Отечественной войны. Помимо «Единой России» его организаторами являются «Российской историческое общество», «Российское военно-историческое общество» и Всероссийское движение «Волонтеры Победы».

7 мая по всей стране будут открыты площадки для его проведения, где каждый желающий может попробовать свои силы, убедиться в своих знаниях и получить призы. В Самарской области таких площадок откроется, как минимум, 85. А всего — их более 1200. Список их есть на сайте«диктантпобеды.рф». Там же, будут размещены результаты написания диктанта.

Вопросы нестандартные. Наша задача, чтобы каждый вопрос стимулировал интерес у участников. Чтобы им захотелось, вернувшись с диктанта, что-то еще узнать. Участие в этой акции — анонимно. Важно, что проверка диктанта будет вестись компьютером, а не людьми. Бланки машиночитаемы. В самом диктанте 20 вопросов. Они поступят в регионы за два часа до начала акции. Центральная площадка Самары — аудитория Самарского технического университета.

– В связи с этим я расскажу историю Ульяны Исаевны Самсоновой. Она в пять лет стала сиротой. Жила в детском доме. В 14 лет пошла в ФЗУ и ковала Победу на авиационном заводе. Она как ветеран войны второй год пытается получить бесплатно землю. Что с ней творит самарская мэрия…

– Лучше не рассказывать, а отдать мне материалы. Я разберусь, что там происходило (Вся информация по истории Ульяны Самсоновой была передана Александру Хинштейну. На следующий день он встречался с главой Самары Еленой Лапушкиной, которая заверила Александра Евсеевича, что вопрос по выделению участка будет решен в ближайшее время. — Авт.).

Но, честно говоря, не вижу здесь связи с «Диктантом Победы». Я с такого рода реакцией сталкиваюсь регулярно. Как только мы реставрируем какой-то объект, как только мы устанавливаем памятник или вешаем мемориальную доску, я слышу отзывы, что лучше бы ветеранам помогли.

– В этом случае я не говорю про помощь. Самарской мэрии надо было просто исполнить закон. И все!

– Пока я депутат от Самарской области — я в этом разберусь. Постараюсь, чтоб было принято обоснованное и законное решение. Но одно совершенно не отменяет другое.

D5AaYeFXsAMOZ 6
(Сообщение из Твиттера от 25 апреля: «Сегодня #ВолонтерыПобеды навели порядок и чистоту на территории мемориального воинского захоронения на городском кладбище. Добровольцы очистили территорию от мусора,сухих веток,помыли плиты,покрасили ограды. Активное участие принял депутат Государственной Думы РФ @Khinshtein»)

Если мы говорим об акции «Диктант Победы», то она направлена на новое поколение, на молодежь. Сегодняшнее поколение воспринимает войну и победу несколько иначе, чем мое, а тем более ваше, Сергей Османович, поколение. Потому что проходит время. Практически уже не остается фронтовиков. Самому молодому ветерану войны на сегодняшний день 91 год. Вот Владимиру Ивановичу Чудайкину — 94, дай Бог ему здоровья (Владимир Иванович Чудайкин — советский танкист, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза. Живет в Самаре. — Авт.).

Для моего поколения фронтовики — это были живые люди, это была история семьи, родных. Я всегда проецировал историю войны через историю моей семьи, через историю своего погибшего на фронте деда. Для сегодняшних мальчишек это носит иной характер. Это прадеды, а то и прапрадеды. Это для них уже очень далеко. У них нет восприятия той остроты, что осталась у нас. Такая акция как «Диктант Победы» побуждает у людей дополнительный интерес к своей истории.

Нужно четко разделять две вещи. Помощь реальным участникам войны, где в каждом случае надо разбираться отдельно и конкретно. И акции, которые направлены на воспитание общества — они необходимы. Уверен, что у людей, которые придут на «Диктант Победы», не возникнет желания пожарить на Вечном огне сосиску. У них и в мыслях не будет исполнить танец на могильной плите наших воинов.

Здесь нет вопроса замещения: либо это, либо это. Должны быть и частные проблемы, и общегосударственные задачи. Их между собой разводить нельзя. Более того, без одного – не может быть и второго.

Беседовал Сергей Курт-Аджиев
Фото: ВолгаНьюс и из Твиттера Александра Хинштейна