Проекты Александра Хинштейна

ВИДЕО Александр Хинштейн о попытках фальсификации истории и размещении фотографий фашистов на портале «Бессмертный полк»

Видео


В эфире передачи «Вечер с Владимиром Соловьевым» обсуждались вопиющие случаи попыток  размещения портретов фашистов на портале «Бессмертный полк».

Хинштейн: С интересом наблюдаю за вашим эмоциональным диалогом, но вот, что мне кажется важным из произнесённого Борисом Борисовичем, как яркого выразителя идей. Всё, что говорилось официально при Советском Союзе, всё — враньё, поэтому люди от этого всего отрекались, поскольку не хотели в это верить. Конечно, в Советском Союзе было, правда, много вранья.
Соловьёв: Правда подонки, которые разместили эти фото, уже выросли после Советского Союза опять таки во вранье демократической сволочи, оккупировавшей нашу Родину в 90-е, и ты был её ярким представителем.
Надеждин: В 90-е эти люди даже не родились.
Соловьёв: Правильно, почему ты им тогда Советский Союз припоминаешь?
Надеждин: Мухи отдельно, котлеты отдельно.
Соловьёв: Что же ты им припоминаешь Советский Союз, этим сволочам недобитым, этим власовцам?
Хинштейн: Это оговорка по Фрейду потому, что в тот период, в 80-е годы, действительно общество очень сильно разуверилось в официальной пропаганде. Но прошло время и выяснилось, что очень многое из того, что тогда говорилось официальной пропагандой, оказалось правдой.И сегодня, если отмотать время назад, посмотреть и послушать, а что нам говорили и рассказывали, возможно,не очень профессионально — кондово, во многих вещах — примитивно, но жизнь показала что многое из этой информации — правда. Оказалось, что тот мир, куда нас толкали, там совсем не такая уж безоблачная райская жизнь, как нам это рисовали. яоказалось, что наряду с очевидными достоинствами этого мира у него есть огромное количество недостатков, о которых нам не рассказывали, и понятно, почему, собственно, в нулевые годы и во второй половине 90-х произошло такое изменение массового сознания. Люди поняли, что их обманули, что им рассказали то, чего нет в природе, их, извините меня, просто использовали. Когда мы говорим об информационной войне, надо говорить именно об этом, нельзя не сказать о том, что против Советского Союза, конечно же, велась информационная война, и мы вели свою информационную войну, но, увы, не так успешно, как наши оппоненты. И не просто так советские люди начали разуверяться во власти и в официальной пропаганде, это происходило по ряду причин, но в том числе и по причине того, что, конечно же, велась и очень серьёзная информационная война, и гибридная война, не нами придуманная. Простите, если у нас Радио Свобода, финансируемое из бюджета, вещало к 86-му году еженедельно по 500 часов на языках народов Советского Союза ! Конечно же, это была самая настоящая информационная война. Конечно, всё можно свести до уровня шутки, глупости, шалости детей, но я всегда смотрю на систему событий, их связь, и я для себя понимаю, что это далеко не случайные совпадения, это — система. Наряду с размещением фотографий гитлеровских преступников в акции «Бессмертный полк» были зафиксированы множественные хакерские атаки, которые начали осуществляться непосредственно с самого раннего утра, когда «Бессмертный полк» стал реализовываться. Эти хакерские атаки шли, в основном, с сопредельных территорий нашей страны. Борис Борисович, вы напрасно так поднимаете брови. С сопредельных к нашей стране территории государств, я это говорю с полной ответственностью, начались массовые хакерские атаки с целью положить «Бессмертный полк» то есть сделать так, чтобы эта всенародная акция, которую в этом году, увы, мы были вынуждены проводить не в офлайне, а в онлайне, переведя это в некую цифру. Но было сделано всё для того, чтобы этого не произошло. Почему усилия оппонентов власти, либеральной оппозиции, псевдооппозиции сегодня так направлены именно в сторону явеликой яотечественной войны и Победы и всего, что происходило именно в тот период. Владимир Рудольфович, вы справедливо говорите, что нас пытаются лишить памяти, что нам пытаются навязать не нашу модель, нас пытаются всё время поставить в положение оправдывающихся, сформировать у народа комплекс вины. В 80-е такое уже произошло и у народа сформировался комплекс вины и полное ощущение, что ничего путного в этой Верхней Вольте, как называли тогда нашу страну с ядерным оружием, быть не может, что всё советское изначально — плохое, а всё хорошее может идти только оттуда. Здесь ничего хорошего и путного быть не может. И образ страны в виде огромного ГУЛАГа, именно этот образ продолжают нам навязывать сегодня. Отсюда и происходят те клише, которые нам навязываются, о том, что Россия – тюрьма народов, о том, что Советский Союз — это Третий Рейх, о том, что Гитлер ничем не лучше и не хуже Сталина, что Гитлер и Сталин виновны в развязывании войны. Нам пытаются внушить очевидную историческую ложь, в которую очень многие верят. Борис Борисович, вы стоите сейчас с такой скептической улыбкой, усмешкой, как будто я говорю какие-то, наверное, в вашем понимании, глупые вещи — очевидную ересь. Но я твёрдо убеждён в своих словах. Страна, общество, которое не уважает себя, не уважает свою историю, не гордится ей, которое относится к самому прошлому и к сегодняшнему дню как к абсолютно пустому времени, не уважая самих себя. Такая страна, к сожалению, не имеет перспективы развития.
Надеждин: Кто может вам, или мне, или любому здесь что-то навязать?
Соловьёв: Элементарно. Вы когда-нибудь в жизни смотрели «Дождь», слушали «Эхо Москвы»?
Надеждин: Постоянно.
Соловьёв: По вам видно. Поэтому вы и несёте такую ересь. Вы классически зомбированы, притом зомбированы разными структурами, как с иностранным, так и с гос. влиянием.
Надеждин: Как можно навязать взрослому человеку взгляд на что-то?
Соловьёв: Элементарно, Борис Борисович, вам же навязали, вы же из комсомольцев ? Вы были комсомольцем? Как же вам навязали?
Надеждин: Даже Злобин был комсомольцем.
Соловьёв: Только Злобин не был комсомольским лидером. Как же ты из комсомольских лидеров превратился в предателя? Ты про себя ответь, как ты из комсомольского лидера превратился в предателя?
Надеждин: Большинство современных политиков были лидерами комсомольскими.
Соловьёв: За себя ответь, тебе-то навязали. Про себя говори хоть раз в жизни, посмотри в зеркало один раз и ужаснись, во что ты превратился.
Хинштейн: Я думаю, что Надеждин ещё не потерян для общества.
Соловьёв: Давно потерян. Потому, что ему стыдно хоть один раз взглянуть на себя!
Надеждин: Я себе очень не нравлюсь.
Соловьёв: Наконец-то. Когда-нибудь ты ещё начнёшь ощущать дикое чувство стыда за всё то, что ты совершил с 90-х годов.
Хинштейн: Почему эти стрелы обращены сегодня именно в наше прошлое, в историю войны, в историю Победы? Очень просто потому, что Победа и память о ней – это одна из тех скреп, которые объединяют наше общество, и не только наше общество, но и все постсоветское пространство. Я вам скажу, Борис Борисович, мы на Девятое мая реализовали, на мой взгляд, очень хорошую акцию, она называлась «День победы на разных языках». Мы замечательную песню, которая по праву считается гимном победы — «День победы» — перевели на 132 языка народов России, стран ближнего зарубежья и всего мира. И даже на некоторые языки и их разные диалекты. И более миллиона трёхсот тысяч человек во всём мире, во всех республиках бывшего СССР спели эту песню на своих родных языках, потому, что память о войне – это то, что по-прежнему нас объединяет. А иначе получается так: Победа – это всем понятно, но победили-то на самом деле оказывается не советские войска, а победили американцы с англичанами, об этом и написал президент США в своем Твиттере.
Надеждин: И я этому поверил? Ты, кто-то?
Соловьёв: А дураки, как ты их называешь, которые разместили портреты Гитлера и Власова, поверят? А сторонники Навального поверят? А ведь это твои друзья, ты хоть раз вышел, их осудил?
Хинштейн: Можно, я завершу. Когда нам начинают говорить о том, что СССР виновен в развязывании войны,что мы отвечаем за всё, что произошло в годы войны. Так и происходит формирование, с одной стороны, комплекса вины, комплекса неполноценности, а с другой стороны, исчезает вот эта основа — корень нашего единения. Если этого корня нет, тогда что же нас объединяет? Если мы виноваты и Сталин такой же злодей и упырь, как Гитлер, если наши воины не освобождали, а порабощали Европу, а количество изнасилованных немецких женщин сравнилось с количеством погибших гитлеровских солдат, так чего же этим гордиться, этого же надо стыдиться.
Надеждин: В это невозможно поверить.
Соловьёв: Невзорову это скажите.
Хинштейн: Тем не менее, те люди, которые исповедуют взгляды, схожие с вами, те, кто размещает в сети все эти вещи, они, я убеждён, думают ровно так. И последнее. Когда происходит любой эксцесс, связанный с представителями власти, скажем, единоросс в пьяном виде попался за рулём, или кто-то кого-то оскорбил, что происходит сразу? Мы,как минимум, приостанавливаем его членство в партии, как максимум, исключаем его. Это — публичное заявление, потому, что понимаем степень ответственности за тех, кого, извините, как учил нас Сент-Экзюпери, приручили. Я не услышал ни от одного из представителей либеральной оппозиции, чьи взгляды исповедовали четверо задержанных субъектов, я не услышал ни от одного из лидеров оппозиции, в том числе и тех людей, в штабы которых задержанные входили.Я не услышал хотя бы какое-то внятное извинение, раскаяние: никто не сказал– да, нам стыдно за то, что люди, с которыми мы вместе выходили на протестные митинги и кричали Россия без Путина, совершили такую гнусность и мерзость. Мы осуждаем их и требуем над ними самого сурового суда. Они молчат, а если они молчат, то они тем самым себя отождествляют с совершившими эти поступки.Попытка перевести эти действия в плоскость подростковой шалости и шутки, а все СМИ, электронные, интернет-издания, исповедующие эти взгляды, как один, под копирку пишут о том, что это — шутка. Так же, как шуткой был и проведенный опрос: » Следовало ли сдавать в 1942-м году Ленинград врагу?» Это — не шутка. Я хотел бы посмотреть, как в странах Европы, в Германии, в Австрии кто-нибудь такую шуточку себе бы позволил.
Соловьёв: За такую шутку в Германии, вот как с «Бессмертным полком», какой срок?
Надеждин: В Германии да, это преступление.
Хинштейн: Если кто-то в Израиле прошёл бы с портретом Геббельса в бессмертном полку по Тель-Авиву или Иерусалиму, ему бы что, талоны на усиленное питание вручили?
Надеждин: Трёх метров бы не прошёл. Если бы я там был, я бы тоже начал ему морду бить.
Соловьёв: Что ж ты здесь их шутниками считаешь?
Хинштейн: Что ж вы здесь переводите это в шутку?
Надеждин: Если бы я, например, шёл бы по родному городу и увидел, что кто-то на заборе, на стене дома рисует Гитлера и свастику, я бы, конечно, вмешался.
Хинштейн: Это очень хорошо. Я убежден в том, что эти четверо подонков, по-другому я назвать их не могу, получат по заслугам, это должно быть показательным для всех, в том числе, для тех, кто по сути к ним присоединяется, пытаясь их защитить, оправдать и перевести всё это в невинную детскую шалость.