Проекты Александра Хинштейна

ВИДЕО А.Хинштейн о цветных революциях и технологиях смены власти

Пресс-центр


Хинштейн: Знаете, когда показывали зал заседания Евросоюза, мы уже в Раду уехали: там у одной из выступавших была повязка с эмблемами протеста. Эмблема — сжатый кулак как символ виктории прямо на косынке. Попов: Найдём, найдём сейчас.

Хинштейн: Я к чему веду? Вот оно — «Жыве Беларусь». Вот эти символы протеста, которые сегодня тиражируются. Это символы протеста, которые гастролируют от одного региона к другому, от одной страны к другой. В Восточной Европе на постсоветском пространстве кулак по центру был символом протеста в Грузии. Он так же был символом протеста на Украине. Его попытались вбросить как символ протеста в России, но не получилось.

Хинштейн: Мы об этом много говорим. Как и Карен Георгиевич, который справедливо отметил двойные стандарты. Уверен, что об этом нужно повторять и  повторять. Да, у каждого есть свои интересы. И в этом нет ничего дурного и предосудительного. Да, у России есть свои национальные интересы, как они есть и у любого государства.  У Зимбабве есть свои национальные интересы. У Буркина-Фасо есть национальные интересы. У маленькой Литвы есть свои национальные интересы. Они выступают с призывом создать план Маршала, но только я  не понимаю, почему этот план Маршала нельзя распространить и на Литву, в которой с момента развала Советского Союза девяносто второго года, население, по-моему ,сократилось на двадцать процентов.
Попов: Давайте послушаем про план Маршала и вы продолжите. Что это за план?
Видеосюжет: Премьер –министр Муравецкий заявил, что от имени Вышеградской группы на ближайшем саммите европейских лидеров представит так называемый план Маршала для Белоруссии. Это предложение ряда экономических действий. Не только экономических — ряд действий, которые были бы предложены Белоруссии в случае повторения и проведения выборов по всем правилам. Это предложение помощи Белоруссии — своего рода дорожная карта, связанная с созданием стабилизационного фонда, предполагающего использование ряда иных механизмов, о которых расскажет премьер Муравецкий на следующем заседании Совета Европы.
Хинштейн: Ну, всё здорово, только повторюсь, не понимаю, почему литовский депутат, предлагая этот план, не может распространить его на свою собственную страну, которая нравится кому-то или нет, но она объективно стала жить хуже: население оттуда мигрирует со страшной силой. Значит, итак, я говорил, что у каждой страны есть свои национальные интересы и этого не нужно стыдиться, а наоборот, этим нужно гордиться. Конечно же, есть национальные интересы и у России. Конечно же, эти национальные интересы обращены в первую очередь к странам-соседям, к бывшим нашим братским странам, где живут наши соотечественники, где русский язык является одним из государственных и в данном конкретном случае являющейся составляющей частью Союзного Государства. Не надо, вот наш украинский, значит, гость «Вот у вас в Белоруссии будут стоять российские танки. Мы проводим свои учения, как ответ на учения Кавказ». Я правда не понимаю, какое отношение учения на Кавказе несколько месяцев тому назад имеют к учению на Украине, но тем не менее. Значит, послушайте.
Попов: Учения будут в сентябре, но по распоряжению Шойгу, по договорённости с европейскими лидерами, учения наши отодвинуты от границ намеренно.
Хинштейн: Так вот. У нас Союзное государство, у нас союзные органы, в том числе, и ОДКБ —  договор коллективной безопасности и ничего в этом нет предосудительного, ничего нет страшного. Значит, но совершенно очевидно, что в Белоруссии пытаются реализовать ту же матрицу, которая до этого состоялась на Украине, которая до этого произошла в странах Восточной Европы, которая была реализована в Грузии, её попытались реализовать в Молдавии и, кстати, в Белоруссии попытки такие были. Это было в начале двухтысячных годов. Это было в конце девяностых, начале двухтысячных годов. Я полностью здесь так же поддерживаю Карена Георгиевича. Я не поклонник Лукашенко и я очень хорошо понимаю чувства людей, которые сегодня…
Попов: Он что? Червонец, что бы всем нравится?
Хинштейн: Я вновь говорю о том, что я очень хорошо понимаю чувства людей, которые выходят на акции протеста в силу разных причин. Я точно для себя понимаю, что подавляющее большинство из них искренне хотят добра и перемен своей стране. И в этом смысле я тоже их разделяю. Но я помню эмоции и чувства людей и свои в том числе, когда оказалось, что демократия, построенная в девяностые годы кардинально отличалась от того за что мы бились на митингах и у Белого дома в августе девяносто первого года. Я был в августе девяносто первого года у Белого дома. Я очень хорошо помню эти ощущения и готовность подавляющего большинства людей погибнуть за демократию. И хорошо очень помню, что произошло через несколько лет. Что стало происходить в девяносто четвёртом, девяносто пятом, девяносто шестом, когда большинство этих протестных акций, кстати, напомню, что самая массовая акция протестов была в девяностом году в Москве за свободу Прибалтики, нет, в начале девяносто первого года, что тоже в сегодняшнем положении кажется абсурдным. Так вот, люди в итоге поняли, что те головы, которые они были готовы сложить за свои идеалы, за свободу, за демократию, за веру в завтрашний день, эти головы оказались не более чем пьедесталом, по которому к власти пришли авантюристы, мошенники, те, кто воспринимают этих самых людей в качестве дойных коров. И так же будет, к сожалению, и в Белоруссии. Повторяю вновь, Лукашенко точно не герой романа. Я сейчас говорю не как представитель власти, не как представитель правящей партии, как гражданин. Я высказываю своё частное мнение. Ну, вот не герой он моего романа. Но послушайте. Это борьба ужасного против плохого, потому что  то, что произойдёт в Белоруссии в случае реализации этого плана – приведёт к совершенно диким последствиям. И с точки зрения социально-экономического уровня Белоруссии, которое сегодня, надо признать, живёт достаточно не плохо. И сточки зрения всех своих отношений партнёрами со странами. И история с пролётами, уж опять нам говорят «Мы имеем право летать». Ну, конечно вы имеете право летать, но только не вблизи наших границ. И гордится тем, что самолёт советского производства летает рядом с самолётами американскими, точно это не повод для гордости.

Хинштейн: Я надеюсь, что катастрофы не произойдет и здравый смысл и прагматика возобладают, потому что немцы, австрийцы потеряют больше, чем приобретут. Их желание обеспечить суверенитет, субъектность Западной Европы – вполне понятно. А ситуация в Белоруссии, о которой мы говорили в предыдущих программах, к ним имеет самое прямое отношение: ни немцам, ни австрийцам совершенно не нужно, чтобы рядом с ними начало формироваться агрессивное польско – белорусское — литовское государство, которое станет угрозой не только для них, но и для всей свободной Европы. Что касается самого Навального, о котором сегодня не раз говорилось. Я рад тому, что он пришёл в себя. Я рассчитываю на то, что он выздоровеет, вернётся на Родину, продолжит свою деятельность в рамках ,кончено же, закона. Ведь как бы мы не относились к человеку, какие бы принципы не разделяли, каждый человек, конечно же, должен быть защищён и должен иметь право на жизнь, на здоровье, на охрану своих законных интересов.