Депутат Александр Хинштейн: «Мне нужны уроки психолога и тренера по боксу»

Интервью 0 ком .

«Уверен, что стране нужна реформа, связанная с изменением принципов системы судопроизводства. Как ее проводить? Пока на этот вопрос не может ответить никто».

Через полгода, 18 сентября, в Тольятти пройдут выборы в губернскую и Государственную думы. «Понедельник» заранее начинает готовиться к этому событию. Депутат Госдумы Александр Хинштейн, входящий в так называемую «золотую сотню» «Единой России», в откровенном интервью нашему изданию рассказал о том, нужны ли стране либеральные реформы, пояснил, почему его «не пускают» в областные СМИ, поделился информацией о деле «самарских блогеров» и заявил, что собирается и дальше «раскапывать» подробности еще одного громкого случая – «банкета Фурсова».

– Александр Евсеевич, в феврале вас вывели из генсовета «Единой России», однако нового поста, как, например, госпоже Яровой, так и не предложили. Как вы думаете, с чем это связано? Может быть, в своей деятельности вы коснулись тем, за которые не стоило браться? Может быть, у вас есть какие-то враги в генсовете?

– Официально эти изменения связаны с требованиями устава, который предусматривает ежегодную ротацию 15% всех руководящих органов власти. Поскольку в прошлом году такой ротации не проводилось, ее провели в этом году, и вывели сразу 30%, около 60 человек. И в их число попали люди, которых нельзя назвать «лузерами», – это Павел Крашенниников, председатель комитета по гражданскому уголовному законодательству, Виктор Заварзин, Николай Ковалев, бывший директор ФСБ, и многие другие. Не думаю, что все мы совершили что-то, за что нас, собственно, ротируют.

– А на какие темы распространяется партийное табу? Кто священные коровы? Кого нельзя критиковать?

– Таких установок нет. По крайней мере, я о них не знаю.

– По первому образованию вы журналист. Любопытно, что, например, «стодолларовый» президент Франклин, английский премьер Черчилль, Джавахарлал Неру тоже были журналистами. Ленин и Сталин – журналистские псевдонимы Ульянова и Джугашвили. Вам основная профессия как-то помогла в политике?

– Конечно, помогла, потому что журналистика учит многим вещам. К примеру, одно из качеств журналиста – вычленять главное, быстро входить в существо круга проблем, четко формулировать свои мысли. Для депутата все вышеперечисленное также важно. Еще журналистика помогла мне освоиться в Госдуме, когда я был избран первый раз. Будучи достаточно известным к тому времени журналистом, я не потратил много времени, чтобы установить с коллегами контакты и отношения – многое было выстроено еще до моего избрания.

– Вас считают депутатом, близким к МВД. Что вас связывает с полицией?

– С полицией меня связывает многое. Во-первых, как журналист я не менее двух десятков лет занимался темами, связанными с ее деятельностью. Во-вторых, получил профильное юридическое образование, так что проблемы МВД и полиции, так же как и проблемы жертв, пострадавших от ее деятельности, мне близки и понятны. Я как зампредседателя комитета Госдумы по безопасности и отвечаю в том числе за полицейское законодательство.

Это может показаться странным, но силовые ведомства подчас нуждаются в защите не меньше, чем работники социальной сферы. Здесь огромное количество проблем, начиная с реформы МВД. Я был, кстати, одним из жестких ее критиков. Много проблем у МВД с единовременными выплатами на приобретение жилья. Была ситуация, когда более тысячи сотрудников, уволившихся по инвалидности, застрахованных в СК «Ростра», из-за ее банкротства не могли получить страховку.

ДВА ГОДА Я ВЕЛ БОРЬБУ, ЗАЩИЩАЯ ЭТИХ ЛЮДЕЙ, И В КОНЦЕ КОНЦОВ МОЯ РАБОТА ПОМОГЛА РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ – ПРАВИТЕЛЬСТВО РФ ПОДПИСАЛО ПОСТАНОВЛЕНИЕ, В СООТВЕТСТВИИ С КОТОРЫМ МНОГОМИЛЛИОННЫЕ ВЫПЛАТЫ БЫЛИ ВЫДЕЛЕНЫ ИЗ РЕЗЕРВНОГО ФОНДА.

– Готова ли «Единая Россия» быть проводником либеральных реформ? Какие реформы, по вашему мнению, нужны стране сегодня?

– Не готов отвечать за «ЕР» в целом, но могу сказать, что Россия – это страна, в которой реформы не прекращаются. При этом я не большой сторонник того, что нужно постоянно что-то реформировать. Для того чтобы понять, как работает та или иная система, надо дать ей время, а не менять правила игры на ходу.

Уверен, что стране нужна реформа, связанная с изменением принципов системы судопроизводства. Как ее проводить? Пока на этот вопрос не может ответить никто. Точно так же, как все говорят о том, что нужна реформа органов полиции, поскольку население сталкивается с работой этих органов постоянно. Много говорят том, что надо уйти от «палочной системы», когда работу сотрудника подразделения оценивают из системы показателей. Эти показатели можно «нарисовать» в ту или иную сторону, и это провоцирует сотрудника идти на то, чтобы совершать преступления: не принимать дела, чтобы не портить статистику. На протяжении ряда лет мы пытались найти механизм, который должен был заменить систему ведомственной отчетности, и его не нашли. Понятно, что любую работу, в том числе и полицейского, надо как-то оценивать.

КОГДА, К ПРИМЕРУ, ТЫ РАБОТАЕШЬ СЛЕСАРЕМ, ТО ИЗГОТОВЛЕННЫЕ ДЕТАЛИ ОЦЕНИВАЕТ СИСТЕМА ОТК. А КОГДА РАБОТАЕШЬ С ТАКИМ СЛОЖНЫМ ИНСТРУМЕНТАРИЕМ, КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ, КАКАЯ ЗДЕСЬ СИСТЕМА ОЦЕНКИ? КАК ЕЕ ВЫСТРОИТЬ? ГОВОРЮ ЭТО К ТОМУ, ЧТО Я ПРОТИВНИК «РЕФОРМ РАДИ РЕФОРМ». Я ЗА ТО, ЧТОБЫ ВЫСТРОИТЬ РАБОТАЮЩУЮ СИСТЕМУ.

Недавно был юбилей Горбачева – вот наглядный пример, к чему приводят масштабные реформы, не имевшие ни плана, ни стратегии, ни расчетов. По сей день пребываю в твердом убеждении, что Советский Союз можно было сохранить. Территория, которую занимала эта страна, – исконно русские земли, а их искусственно разделили на республики, многие из которых не имели своей исторической государственности. Почему избавление от тоталитаризма должно было сопровождаться распадом страны? Почему Донбасс и Луганск должны были отойти от России? Этого можно было бы избежать, если бы имелся план действий.

Хороший пример противоположной стратегии – это Китай, где еще при худших стартовых показателях, чем в Советском Союзе, с точки зрения экономики и качества жизни, были начаты реформы, которые вывели эту страну в лидеры мировой экономики. А ведь Китай мог легко повторить судьбу Советского Союза и распасться на провинции. У любой реформы должна быть стратегия, тактика и понимание, для чего она нужна. И никакой поспешности.

– Конфликт с Западом, санкции, изоляция – это теперь надолго?

– Не знаю, надеюсь, что нет.

– Как-то раз вы обмолвились, что вас «не пускают» в СМИ Самарской области. Чье это распоряжение? Губернатора Меркушкина? Почему?

– Спросите об этом у пресс-службы губернатора. У меня есть разные мысли на эту тему, но я привык руководствоваться фактами. Если проанализировать их, то выясняется, что СМИ, которые так или иначе дотируются из городского бюджета Самары, практически не дают возможности мне для того, чтобы выступать. При этом не дают выступать с совершенно конкретными вещами – с рассказом о той работе, которую я провожу. Это не касается федеральных СМИ и ВГТРК – речь идет о региональных СМИ.

– Когда был скандал с юбилейным банкетом Фурсова, вы очень много распространялись по этому поводу. А сегодня – тишина, как будто ничего и не было. Почему вы прекратили «копать» в этом направлении? Как Фурсов сохранил свой пост?

– «Копать» я не прекратил. Я рассчитываю на то, что господин Фурсов прислушается к моим воззваниям и подаст в суд также и на меня. Более того, я прорабатываю с юристами возможность самому явиться в суд и попросить признать себя соответчиком по делу, поскольку считаю, что если у господина Фурсова есть претензии к общественности в связи с тем, как освещался его банкет, то я был в числе тех, кто активно этому способствовал. Мое заявление легло в основу уголовного дела, которое затем, к сожалению, было прекращено. Надеюсь, что дальше в суде мы сможем исследовать все документы, материалы, свидетельские показания. Для меня крайне удивительно требование представителей Фурсова рассматривать его иск о защите чести и достоинства в закрытом порядке.

Я НЕ ПОНИМАЮ, ЧТО ЭТО ЗА ДОСТОИНСТВО, КОТОРОЕ НУЖДАЕТСЯ В ТАЙНЕ. ЭТОТ ПРОЦЕСС ДОЛЖЕН БЫТЬ ПУБЛИЧНЫМ.

– Новый скандал – с Реймером, которого обвиняют в создании преступной группировки, часть которой базировалась в Самаре, Тольятти и Жигулевске. Когда его только уволили с поста, вы заявили, что предпосылок для отставки Реймера нет. Откуда была такая уверенность? Что вы думаете о деятельности этого господина теперь?

– Слышал об этом в общих чертах. После того как он был задержан и на него возбудили уголовное дело, я никогда не говорил, что предпосылок к этому нет. Когда Реймер был еще директором ФСИН, я действительно высказывал недоумение в связи с тем, может он быть отправлен в отставку или нет. В тот момент этих негативных, очевидно, данных не было и у руководства страны. Директор ФСИН – это, извините, руководитель спецслужбы, на тот момент имевший в своем подчинении 300 тыс. штыков. А уже после задержания, когда стало известно о «браслетном деле», изменилась и моя оценка происходящего. Я, как любой человек, исхожу из набора тех фактов, которыми располагаю. То, что сегодня обнародовано, вызывает, мягко говоря, возмущение.

– Вы следите за делом самарских блогеров? Каким, по-вашему, будет исход этого процесса?

– Я считаю, что по делу должен быть вынесен справедливый приговор. Я среди прочих был вызван по этому делу, ознакомлен с показаниями Бегуна и написал заявление, что признаю себя потерпевшим и прошу привлечь Бегуна за клевету. Дальше должно быть вынесено решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. Уголовный процесс – это совокупность доказательств, так что и громкие разоблачительные показания Бегуна тоже надо будет доказать. Но то, что ситуация выглядит крайне странно, с этим трудно не согласиться.

Я С БЕГУНОМ СТОЛКНУЛСЯ В 2010 ГОДУ, КОГДА ПРИШЕЛ РАБОТАТЬ В САМАРУ. И НАБЛЮДАЛ, КАК ЕГО ЗАДЕЙСТВОВАЛИ В РАЗНЫХ СИТУАЦИЯХ И В ИНТЕРЕСАХ ПОРОЙ ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ. Я ВИДЕЛ, КАК МЕНЯЛАСЬ ЕГО ПОЗИЦИЯ, МЕНЯЛАСЬ ЕГО ОЦЕНКА.

– А вы следите за ситуацией в Тольятти?

– В общих чертах, так как считаю, что каждый должен отвечать за свой участок работы. Но могу сказать, что у Тольятти не может не быть будущего в силу ряда причин – социальных, экономических и политических. Невозможно зачеркнуть город с населением 700 тыс. человек. Опять-таки Тольятти уже не моногород – насколько мне известно, на АВТОВАЗе на данный момент работает небольшой процент горожан. Я вообще с большим уважением отношусь к тольяттинцам, мне пришлось много проехать по России, я видел разные города, и каждый считает себя особенным.

НО ВОТ ТОЛЬЯТТИ – ОСОБЕННЫЙ НА ДЕЛЕ, А НЕ ТОЛЬКО НА СЛОВАХ. ЭТО ГОРОД, ПОСТРОЕННЫЙ РОМАНТИКАМИ И АВАНТЮРИСТАМИ, КАК НОВЫЙ СВЕТ.

– На Западе известные политики часто нанимают специалистов, которые помогают им выйти на новый уровень, – актеров, имиджмейкеров, специалистов пиара. Вот, к примеру, губернатору Меркушкину, по мнению наблюдателей, не повредили бы уроки ритора и учителя русского языка. А вам уроки какого специалиста могли бы пригодиться? Почему мы это спрашиваем – обратили внимание, когда вам задают неудобный вопрос, у вас есть небольшая нервическая реакция глаз.

– Мне, думаю, пригодились бы уроки двух специалистов – психолога, который научил бы меня сдерживать эмоции, потому что иногда я не в силах с ними совладать. Также не помешали бы уроки тренера по боксу. Причем я уже начал тренировки, так как нынешние политические реалии Самарской области этому способствуют.

Теги:

Комментарии — 0

Оставить комментарий