Александр Хинштейн: «Я за возвращение смертной казни, но при определенных условиях и оговорках» (Вести FM)

Государственная Дума

В России растет число сторонников возвращения смертной казни. За отмену моратория – каждый второй житель нашей страны. Эта тема вспыхивает в обществе каждый раз, когда становится известно о каком-то жестоком преступлении. На сей раз триггером послужили убийства детей в Нарьян-Маре и Саратове. О необходимости возвращения смертной казни заговорили известные общественные деятели и политики. Ряд депутатов Госдумы даже начали готовить специальное обращение к президенту с просьбой отменить мораторий.

Нужно ли возвращать смертную казнь в России? Приведет ли это к снижению преступности? Что говорит опыт США и Китая, где высшая мера наказания применяется до сих пор? Обсуждаем с заместителем председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александром Хинштейном, представителем правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях.Михаилом Барщевским, востоковедом, заместителем первого проректора НИУ ВШЭ Алексеем Масловым и политологом-американистом Дмитрием Дробницким. Ведущие – Руслан Быстров и Валерия Лабузная.

 

БЫСТРОВ: Есть ли у вас объяснение, почему выросло число сторонников смертной казни?

ХИНШТЕЙН: Потому что, на мой взгляд, это соответствует представлениям россиян о справедливости и еще, что мы постоянно делаем упор на защиту прав людей подозреваемых в преступлениях, но забываем о защите прав потерпевших и их родственников.

БЫСТРОВ: Ваша позиция какова?

ХИНШТЕЙН: Моя позиция соответствует позиции большинству наших сограждан: я за возвращение смертной казни, но при определенных условиях и оговорках.

ЛАБУЗНАЯ: Каких условиях? Например, какие преступления, по-вашему, заслуживают смертной казни?

ХИНШТЕЙН: Справедливый вопрос. Я считаю, что смертная казнь должна применяться в исключительных случаях, она должна распространяться на особо тяжкие преступления, не имеющие срока давности, преступления особо резонансные, к ним, в частности, следует отнести преступления террористического характера, убийства детей, преступления, совершенные на сексуальной почве, я имею в виду сексуальных маньяков, там, где действительно резонансные преступления. Ну и, безусловно, такие приговоры необходимо выносить только судами присяжных.

ЛАБУЗНАЯ: А что насчет коррупции? Стоит наказывать в каких-то особо крупных размерах?

ХИНШТЕЙН: У нас в Уголовном кодексе статьи «Коррупция» нет. У нас есть ряд коррупционных составов, поэтому по каждому из них надо разбираться. И опять же, в зависимости от и тяжести содеянного… Очевидно, что инспектор ГАИ, задержанный за взятку в 1000 рублей, или Захарченко – это разные коррупционные истории, и санкции должны быть разные.

Полностью слушайте в видеозаписи эфира.

Источник: Вести FM